Комитета науки министерства образования и науки Республики Казахстан
наукакз

Легко быть молодым? Дина ЕШПАНОВА, главный научный сотрудник Института философии, политологии и религиоведения, кандидат философских наук пытается разобраться в этом вечном вопросе

«Я утратил всякие надежды»

– Дина Далабаевна, споры о том, какая у нас молодёжь, ведутся с незапамятных времён. Лично для себя я определил: когда начну критиковать современных юношей и девушек – постарею. Если я не ошибаюсь, ещё Сократ и Платон жаловались на упадок нравов современной молодёжи. Не почитают старших, дерзят, ленятся. Означает ли это, что все попытки решить проблему «отцов и детей» изначально обречены на неудачу?

– Сначала я расскажу о курьёзном случае, который произошёл в английском парламенте, в палате общин. Случилось так, что депутаты в очередной раз озаботились нравами молодых. И тогда на трибуну поднялся седовласый джентльмен и зачитал четыре цитаты. Не могу себе отказать в удовольствии, чтобы не повторить их. Итак, первая цитата. «Наша молодёжь любит роскошь. Она дурно воспитана. Она насмехается над начальством и нисколько не уважает стариков. Наши нынешние дети стали тиранами. Они не встают, когда в комнату входит пожилой человек, перечат родителям. Попросту говоря, они очень плохие». Второе умозаключение. «Я утратил всякие надежды относительно будущего нашей страны, если сегодняшняя молодёжь завтра возьмёт в руки бразды правления. Ибо эта молодёжь невыносима, невыдержанна, просто ужасна». Третье наблюдение. «Наш мир достиг критической стадии. Дети больше не слушают своих родителей. Видимо, конец мира уже не очень далёк». И, наконец, четвёртое высказывание. «Эта молодёжь, растленная до глубины души. Молодые люди злокозненны и нерадивы. Они никогда не будут походить на молодёжь былых времён. Молодое поколение сегодняшнего дня не сумеет сохранить нашу культуру». Выслушав всё это, депутаты горячо поддержали своего коллегу, поскольку среди них молодых людей не наблюдалось. «Как точно!» «Как остро! Свежо и своевременно!» – неслись выкрики из зала заседаний. И тогда оратор, поклонившись, как фокусник, называл авторов. Первое изречение принадлежит Сократу, второе Гесио-ду, третье безымянному египетскому жрецу. А четвёртое найдено на глиняном горшке в развалинах Вавилона. Возраст находки – три тысячи лет…

– Скажу откровенно, я предполагал нечто подобное. Но чему может научить эта история, кроме очевидной истины? Дескать, чтобы не попасть в неудобное положение, не торопись с гневным осуждением и высокоморальными проповедями. Но сейчас я о другом. Означает ли это, что молодёжь не поддаётся изучению в принципе – как явление? Дескать, она «такова, какова она есть и более не какова»?

– Весьма спорный вывод. Поскольку любая часть общества, каждая возрастная группа может и должна быть изучена с точки зрения философских критериев. Иначе, вообще зачем необходима наша наука? В мире – весьма условно – принято считать молодёжью юношей и девушек от четырнадцати лет до двадцати девяти. В это время происходят важные события в жизни человека. Окончание средней школы. Выбор профессии. Женитьба или замужество. Рождение ребёнка. А то и двух. Начало трудовой деятельности, профессиональный рост. Вот что такое период жизни, обозначенный вешками «14» и «29». Сотрудники нашего сектора политических технологий под моим руководством работают по гранту Министерства образования и науки Республики Казахстан. Тема исследований – «Социально-политическая активность молодёжи». Мы выяснили, что в целом молодые казахстанцы довольны родной страной и своим местом в этой стране. Таких оказалось около семидесяти процентов.

Нами было опрошено три тысячи человек в разных регионах государства – от Каспия до Алтая, от Петропавловска до Тадлыкоргана. Это были молодые люди разных национальностей, социального положения, проживающие в городах и сельской местности – в том самом прекрасном возрасте от 14 до 29 лет. Им нравится, что они живут в демократической стране. Могут получать информацию из газет разного направления, по телевидению и интернету. Юноши, особенно сельские, стремятся служить в армии, поскольку это путёвка в полицию, Комитет национальной безопасности и другие государственные структуры. У талантливой молодёжи есть возможность учиться за границей. Правда, родители в этом случае, как правило, финансово помогают своим детям. При этом сегодняшняя молодёжь не боится рисковать и брать на себя ответственность. Мой сын окончил политехнический университет, поехал работать в Жезказган, на металлургический комбинат. Его назначили мастером. «Ну ты же вчерашний студент! Как ты командуешь людьми?» – удивилась я. Он только улыбнулся в ответ: «Ты знаешь, мама, на третий день все забыли, что я новенький»…

Всё это хорошо. Но параллельно нами обозначена и категория риска – это почти двадцать процентов опрошенных. Это юноши и девушки, которых подхватил ветер внутренней миграции. Бросив родные сёла и аулы, они отправились искать счастья в большие города. В основном это Астана и Алматы. Эти ребята обычно заняты на непрестижных, грязных работах – подсобные рабочие, грузчики, ремонтники. У них нет шанса попасть на платное отделение в университет – нет денег. А на грант учиться не получается – не хватает знаний. Они живут, как правило, на съёмных квартирах, помногу, в тесноте. Именно эти ребята подчас становятся добычей как для проповедников весьма определённого свойства, так и для криминальных структур. Для них слова «демократия», «суверенитет», «национальная идея» – пустой звук. Самое страшное – у них отсутствует мотивация, для того чтобы изменить свою жизнь. Это «горючий материал» для любых общественных беспорядков. Посмотрите, кто был в первых рядах бушующего майдана? Ну конечно, молодые люди.

– Расскажите о теме ваших исследований.

– Она называется «Социально-политическая активность казахстанской молодёжи» и должна быть изучена с точки зрения социально-философских, социологических и других критериев. Что мы выяснили? Молодёжь Казахстана в возрасте от 14 до 29 лет составляет свыше 26 процентов населения страны. В 2012 году её численность приблизилась к 4,4 миллиона человек, из них городской – 2,4 миллиона, сельской – 1,9 миллиона человек. Что нас тревожит? Объективные параметры малоквалифицированного, тяжёлого физического труда не требуют внутреннего духовного напряжения личности в процессе самого труда. В этом случае социальный статус не несёт нагрузку личной ответственности. Поэтому среди молодёжи этой категории, а она составляет немалую часть населения, идёт процесс духовной деградации. Для этой категории наших соотечественников характерен рост преступности, агрессивности в их среде. Не разрешив этой проблемы, не восстановив принцип социальной справедливости, общество обречено на постоянное социальное напряжение. Поэтому, на наш взгляд, в первую очередь необходимо разрешение проблем сельской молодёжи.

Одной из важных характеристик многоукладности экономики Казахстана является существование легальной и нелегальной экономик. Речь идёт о так называемых самозанятых. Проблемы социализации молодёжи существуют и в формальной экономике, но особенно остро они стоят в неформальной. Зачастую здесь они носят латентный характер, являются ингибитором социального напряжения. Несмотря на то что в последние годы эти проблемы находятся в фокусе государства, всё же они далеки от разрешения.

Главное негативное воздействие неформальной экономики на молодёжь выражается в потере веры в демократические идеалы и социальные институты; в занижении самооценки неформально занятых и потере интереса к саморазвитию; в недоверии к существующим законам и в потере надежды в справедливость, получении социальных гарантий. В такой ситуации теряется вера в будущее.

Вопросы безработицы среди молодёжи также тесно связаны с проблемами обеспечения достойного уровня жизни и трудоустройства. Молодёжная безработица в Казахстане имеет свои особенности. Она возникла не в связи с демографическими факторами как в развивающихся странах, не в результате перепроизводства, характерного для развитых стран, даже не в конкуренции на рынке труда с более квалифицированным старшим поколением, что имеет место в современных обществах. Главная причина – в последствиях модернизации социально-экономической политики, результатом которой явился развал производства, прекращение финансирования многих отраслей, преимущественное сокращение тех рабочих мест, которые обеспечивали развитие материального производства, традиционно занимаемых молодыми (угольная, строительная, рыбная промышленность).


Надо знать меру

– Майдан начинался с молодых просветлённых, интеллигентных лиц. С людей, которых достала бессовестная, зажиревшая власть. Сначала там читали стихи и пели патриотические песни. Кончилось «коктейлями Молотова» и пожаром из автомобильных покрышек. А также беснующимися бан-деровцами в масках. И молодые люди составляли большую часть этого «воинства». Видимо, так не получается: интеллигенты протестуют отдельно, а маргиналы – отдельно.

Но вернёмся к своей стране, где молодёжь, слава богу, занимается делом, а не тусуется на митингах. Молодость – это прекрасная пора появления на свет своего детёныша. Скоро мы будем жить в едином экономическом пространстве с Беларусью и Россией. Как вы думаете, не появится ли повод у молодых казахстанских мам для нелестных сравнений? Дескать, в России за второго ребёнка положен весьма приличный материнский капитал, а в Казахстане такого нет и не предвидится?

– Вообще любое государство, может быть, кроме Китая, старается вести активную демографическую политику и поэтому поддерживает молодых мам и новорожденных. Но социологические замеры показывают, что такие меры помогают повысить рождаемость, но ненадолго. Другое дело, если страна проводит социальную политику – имея в виду среднесрочную и долгосрочную перспективу. Тем более что Казахстан по Конституции – государство социальное. Мы часто ссылаемся на западный опыт, который уже давно своей целью провозгласил построение «общества всеобщего благоденствия». Рецепт здесь прост. Богатые платят высокие налоги, которые идут на поддержку бедных. Идея в принципе простая и понятная. Более того, весьма привлекательная для избирателей. Но всё хорошо в меру. А меру в этом деле соблюсти очень трудно. Поэтому социальные субсидии порождают иждивенчество. А если говорить откровенно – появляется новый «класс», класс бездельников. Во всяком случае, для развитых стран Европы это весьма распространённое явление и огромная проблема. Они привыкают получать деньги, а не зарабатывать их.

Молодые люди живут на пособие, якобы ищут работу, но всячески её избегают. Вот почему я выскажу, возможно, и непопулярную идею, но справедливость этого требует. Прежде чем выдавать адресную поддержку тому или иному юноше или молодой маме государство должно очень хорошо подумать. В 2001–2002 годах я работала в одном социальном проекте. Мы обследовали 27 депрессивных районов Казахстана. Мы анализировали, как ведут себя люди, которым государство выдало адресную поддержку, поддержав многодетные семьи.

Так вот, в большинстве случаев даже эти небольшие средства не способствали трудовой активности главы семейства. Практически все они как не работали, так и не работали. То есть эти выплаты порождали иждивенчество в чистом виде. Скажу больше. Если эти средства инвестировать в образование, медицину, строительство социального жилья, тех же детских садов, то такие затраты интегрируют общество. Если же выдаётся адресная поддержка, то она разобщает общество. Вы не задумывались, почему в последнее время люди перестали умиляться многодетным семьям, в которых клянчат пособие у государства и живут впроголодь. Люди, может быть и грубо, но искренне интересуются у таких мамаш: «Чем думала, когда рожала?». Может быть, это слишком радикальная точка зрения. Но государству следует вести крайне осторожную взвешенную социальную политику. Мы не должны поощрять иждивенческие настроения. Для будущего Казахстана это небезопасно.

Демографическую проблему часто связывают с материальным благополучием семьи, но это не совсем правильно. Опыт европейских стран это доказывает. Материальные проблемы можно воспринимать в качестве фактора, но не доминантной причины, определяющего увеличение числа детей в семье. Финансовое поощрение рождаемости может дать её кратковременное повышение. Это касается тех семей, которые отложили рождение детей до «лучших времен». Большую роль в динамике демографических процессов и семейно-брачных отношений играют такие нематериальные показатели, как ценность семьи, уважение и престиж этого института в обществе, степень участия обоих родителей в воспитании детей, количество разводов, число матерей-одиночек, репродуктивное здоровье. Поэтому от развития этих нематериальных факторов во многом будут зависеть и сфера семьи и демографические процессы.

Вместе с тем я далека от мысли, что государство вообще не должно оказывать помощь своим гражданам. В любом обществе есть иждивенцы, и это нормальное явление. Дети, старики, другие социально уязвимые группы, которые по ряду причин являются нетрудоспособными и нуждаются в заботе. Но должна быть золотая середина. Социальная помощь необходима, но поощряющая активность и поиск работы (особенно у молодёжи), а не прозябание за счёт пособий. Помощь должна не заменять заработок, а дополнять его, если он слишком низкий. При любой зарплате работать должно быть существенно выгоднее, чем просто получать социальные пособия.

– Поговорим о детских садах. Поразительно, но и при советской власти, и в суверенном Казахстане проблема одна и та же – нехватка детских садов. Тем более что в девяностых годах многие из этих, безусловно, необходимых для народа учреждений, пошли под офисы наших бизнесменов. Позже, уже в средине нулевых, власть пыталась некоторые из этих зданий вернуть в муниципальную собственность. Но безуспешно.

– Знаете, примером в этом деле может послужить Павлодар. Крупные промышленные предприятия в начале девяностых, как и везде, поспешили избавиться от «непрофильных» затрат. Но со временем стало ясно, что такая экономия себе в убыток. Алюминиевый комбинат, нефтеперерабатывающий завод добавили расходы на детские сады в социальный пакет, что способствовало стабильной работе молодых мам. А вот в Алматы и в Алматинской области таких предприятий нет. А у государства, как всегда, не хватает средств. Но я бы посмотрела на эту проблему шире. Правительство Казахстана проводит политику, которая призвана помочь женщине сочетать занятость и материнство. Но проблема «двойной ноши» работающей женщины остаётся острой. Уход за детьми, как и вся остальная домашняя работа, выполняется в основном женщинами. К тому же на молодую маму ложится всё бремя ухода за малолетними детьми. Сегодня государство не может обеспечить своё население в достаточной мере дошкольными учреждениями. По данным статистики, только 26 процентов детей в возрасте 1–6 лет в 2010 году были обеспечены детскими садами. Причем существуют большие региональные различия. Если в Павлодарской области обеспеченность детскими садами составляет 54,4 процента, то в Алматинской – 7,8. Таким образом, дилемма «семья или карьера» остаётся.


Опасность с юго-запада

– И снова о политике. В СССР был такой мощный инструмент работы с молодёжью, как ВЛКСМ. Конечно, не обходилось без идеологической накачки. Всякие там социалистические соревнования, ленинские зачёты и прочая чепуха. Но ведь и организаторские способности тоже помогал раскрыть «ленинский комсомол». Такие разные люди, как президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и опальный российский олигарх Михаил Ходорковский, были комсомольскими активистами. Сегодня складывается такое ощущение, что молодёжь неинтересна государству. Сотни разных молодёжных организаций, которые занимаются неизвестно чем. Исключение составляет лишь молодёжное крыло правящей партии «Нур Отан»…

– Нет единой организации? Так ведь Основной закон гарантирует гражданам Казахстана идеологическое многообразие. Конечно, СССР был предельно идеологизированным государством, где ребёнку с малых лет внушали: он живёт в самой сильной, богатой стране «благодаря идеям «великого Ленина». Некоторые эксперты утверждают: монополия государственной идеологии – признак тоталитарного государства. Но, с другой стороны, без идеологии государство существовать не может. Поэтому государство и его структуры обязаны не выпускать из вида все молодёжные организации, ставить перед ними задачи национального масштаба. Идеологический вакуум опасен. Вспомните середину девяностых годов, когда ядовитым цветом расцвели различные секты вроде «Белого братства». А в Казахстане появились сторонники «исламского халифата».

В последние годы возникают разные молодёжные движения, в том числе и политические, однако среди них мало организаций, созданных самой молодёжью для реализации собственных интересов. Большинство из них создано страшим поколением для решения определённых политических задач. В основном молодёжные организации слабо взаимодействуют как с самими юношами и девушками, так и с государством. Приходится констатировать, что молодёжные организации не представляют интересов большинства молодёжи, не имеют чёткой направленности своей деятельности. По нашим данным, лишь около 2 процентов молодёжи являются членами каких-либо организаций.

– В казахстанской прессе время от времени появляется информация о так называемых «джааматах». По сути дела, это лагеря боевиков в Юго-Западной Азии, на стыке границ Афганистана и Пакистана. Говорят, в них готовятся выходцы из Центральной Азии. В прессу просочилась информация о «казахском джаамате». Правда это или нет, сказать трудно. Но нельзя не отметить, что все участники боевых групп, засветившихся в Алматы, Таразе, Актобе и Актау, – это молодые люди. Как вы думаете, есть ли в Казахстане опасность распространения радикальных взглядов?

– Я бы не стала исключать такую опасность. Прежде всего надо выделить причины этого явления. Во-первых, это бытовая неустроенность и социальная незащищённость беднейших слоёв нашего населения. Отсутствие жизненных перспектив. О чём мы уже говорили. Ну и деструктивное влияние некоторых зарубежных исламских центров, которые внушают молодому человеку или девушке: у тебя на Родине, в Казахстане исповедуют «неправильный ислам». И только мы поможем найти путь к истиной вере. Вербовщики действуют тонко и умело. Например, работают в местах лишения свободы. Там довольно просто найти недовольных, которые считают, что их осудили несправедливо. Обычно в прицел телекамер попадают мужчины. Но особая зона риска – женщины. Как показывают последние события, у нас и в России, женщины более категоричны в своём выборе, даже фанатичны. Ну а поскольку в казахских семьях воспитанием детей занимается женщина, можно представить, какую «смену» подготовит такая мать. Чтобы оппонировать колеблющимся, тем, кого ещё можно спасти, нужна хорошая теоретическая подготовка. И прежде всего знание ислама. Мне думается, что в этом смысле по-хорошему наступательную позицию должно занять Духовное управление мусульман Казахстана (ДУМК).


О, спорт! Ты – что?

– Я внимательно слежу за последними событиями в России. Вижу, что идеологией для молодых (а может, и национальной идеей) становится спорт. Может быть, градус патриотизма и зашкаливает. «Мы самые лучшие, самые крутые». Но посмотрите, на каком подъёме прошла Сочинская Олимпиада! И сменившая её Олимпиада параолимпийская. В России ударными темпами строят хоккейные коробки, футбольные поля, ледовые арены. А у нас на Сочинской Олимпиаде одна-единственная медаль. Да и та бронзовая. А ведь спорт – великая идея. Очки, голы, секунды не зависят ни от цвета волос, ни от разреза глаз, ни от знания государственного языка. Понятно, что в условиях рыночной экономики многие секции стали платными. Тренерам нужно как-то выживать. Но прошли годы. Наша страна заявила о своих амбициях. Хотим, дескать, войти в тридцатку самых развитых стран мира. Так, может, пора делать солидные вливания в детский и молодёжный спорт?..

– Можно для футбольной команды приобрести несколько иностранных легионеров. Но в других видах это не выход из положения. Надо ковать собственные кадры. Несколько лет назад меня познакомили с одним увлечённым молодым человеком по имени Расул (жаль, фамилию запамятовала). Он носился с идеей спортивных дворовых площадок. А потом куда-то пропал. Видимо, надоело обивать пороги начальников.

– Примерно об этом же говорил Олег Печеник, директор Центрального стадиона, депутат маслихата. Но даже ему не удалось сдвинуть дело с мёртвой точки.

– У меня нет ностальгии по Советскому Союзу, но многое там было правильно и справедливо. Прежде всего я имею в виду спортивные секции.. У меня подрастал сын, занимался конькобежным спортом. Да, приходилось ездить на секцию чуть ли не через весь город. Но была возможность укреплять тело и дух совершенно бесплатно. А сейчас весь спорт коммерциализирован до невозможности. Частнику не прикажешь. И вот тут государство могло бы составить ему конкуренцию. Не зря же врачи на призывных пунктах отмечают: слабая пошла молодёжь, физически неразвитая. Как из городов, так и из аулов. Хочу отметить: не только спорт, но и досуг сегодня требует оглушительных расходов. Помните, скандал с концертом Нуртасом? Давка началась потому, что на этот бесплатный концерт съехались обитатели окраин, не отягощённые культурными условностями. Понимаете, для них культура – это слишком дорого! Речь не идёт о каких-то финансовых льготах для наших юношей и девушек. Необходимо создавать условия для гармоничного развития. Вот что меня печалит и тревожит. Как женщину и мать. Как учёного. Как гражданку Казахстана.

– И всё-таки, несмотря на проблемы (а они в развивающемся государстве, безусловно, присутствуют), я остаюсь оптимистом. Знаете, почему? В обществе появился срез молодёжи, которая получила воспитание за рубежом. Прекрасно начитана и воспитана, владеет тремя языками как минимум. Да, эта прослойка тонка, но она уже существует. И уже оказывает значительное воздействие на общественные процессы. На них большая надежда…

– Я разделяю вашу уверенность. Нынешнее поколение более прагматично и рационалистично. Но может быть, это не так уж и плохо? Юноши и девушки работают в сфере информационных технологий, в банковском секторе, в сфере услуг. Пожилых людей там считанные единицы. Так что в отличие от древне-греческого поэта Гесиода мы с вами не можем «утратить надежды относительно будущего нашей страны». Молодёжь настроена на творческую работу, на улучшение качества жизни. Необязательно, чтобы все молодые люди вели политически активный образ жизни. Но она должна быть информирована о событиях в мире и знать основные законы собственной страны. Особенно Конституцию. Не только права, но и обязанности. Поскольку одного без другого не бывает. Какой же вывод я могу сделать как учёный философ. Большая часть казахстанской молодёжи ориентирована на служение Родине, на высокие стандарты духовности и культуры. Но есть и молодые люди, для которых более всего важен инстинкт потребления. Они, как правило, космополитичны. Слово «Отечество» для них мало что значит. А в общении они поклоняются культу наживы, разрушения и дикой силы. Задача общества в том, чтобы первых было больше, а вторых – меньше.

– Позитивные изменения в обществе видны невооружённым глазом…

– Безусловно. К числу таких перемен в социальной структуре молодёжи как социального ресурса следует отнести появление новых групп: предпринимателей, банкиров, коммерсантов. Молодёжь составляет важнейший источник формирования новых структур и слоев негосударственного сектора экономики. Всё в большей степени экономическая активность молодежи реализуется в сфере новых экономических отношений – в торговле, консалтинге, бытовых услугах, в сфере государственной службы. Данные социологических опросов показывают: наблюдается стабильный рост рыночных стандартов поведения (экономическая свобода действий, предприимчивость, гибкость, способность к риску). У молодых людей в меньшей степени развит страх перед завтрашним днём. Она стремится к достойной жизни. Многие молодые люди хотят подняться выше среднего уровня. Такие ценности, как свобода, материальное благополучие, стали ориентирами жизни. Эта часть молодёжи перспективу своего социального становления и самочувствия связывает с решением проблем профессионального выбора, возможностью самореализации в выбранной сфере трудовой деятельности, обретением желаемого социально-профессионального статуса. Данные многих социологических исследований свидетельствуют о том, что молодёжь в качестве приоритетных целей выбирает достижение деловой карьеры, получение образования и материальное благосостояние. Но я бы хотела отметить, что это не только та молодёжь, которая получила образование и воспитание за рубежом. И в своем Отечестве есть «пророки». Мы знаем о выдающихся достижениях наших ребят на международных научных олимпиадах, музыкальных конкурсах. А ведь это всё учащиеся наших школ и вузов. Согласно данным нашего опроса, для казахстанской молодёжи традиционно важными ориентирами являются: семья (74,3 процента), образование (57,4), работа (50,4). Как известно, современные исследователи говорят о кризисе семьи, снижении ее социализирующего воздействия на личность. Но молодёжь Казахстана, как и в прежние времена, именно в семье видит одну из важнейших жизненных ценностей.

– Обозначим основные приоритеты для молодого казахстанца…

– Это семья, дети, дом, учёба и образование, работа, собственное дело. Эти позиции являются традиционными, но сегодня их можно рассматривать как ценности индивидуализма, актуальность которых связана с нарастающей тенденцией либерализации общества. Что в некоторой степени характеризует возросшую уверенность в собственных силах. Молодой казахстанец – это «человек экономический», ориентированный на семью, работу, карьеру. Выгода и материальная заинтересованность являются основными мотивами его поведения. Для него важна ценность труда, но труд для него скорее средство обретения определённого социального статуса, а не сфера реализации творческой энергии. Самой распространённой формой политической активности выступают разговоры. Юноши и девушки обсуждают политическую ситуацию с друзьями. Следят за новостями в СМИ, интернете.

Вовлечённость молодёжи в активные действия крайне низка. Политика, политическая жизнь являются фоновой сферой для значительной части молодёжи, что вполне закономерно, так как в этом возрасте главное внимание сконцентрировано на учёбе, семье, работе и карьере. Среди идей и ценностей, которые в настоящее время могли бы способствовать дальнейшему развитию казахстанского общества, молодёжь, так же как и другие граждане республики, выбирает прежде всего олицетворяющие устойчивость и стабильность. Это сильное государство, крепкая семья, законность и порядок. Признавая демократию как условие существования свободы, в то же время молодой казахстанец склонен доверять сильной власти, способной обеспечить стабильность любыми средствами.

Таким образом, процесс политической социализации молодых казахстанцев, усвоение им норм демократии противоречив и неоднозначен. При этом формируется либерально-демократическое сознание, но присутствует и эклектическое усвоение отдельных ее ценностей. Политическое сознание воспроизводит традиционные ценности и формирует новые, современные. Часть молодых людей уже нашла духовную и нравственную силу в свободе и демократии, как высших ценностях нового общества. Слой этих людей среди молодёжи, как и во «взрослом» обществе, тонок, но он существует и будет расти. При всей неоднозначности и противоречивости ценностного сознания молодёжи надо видеть общие позитивные результаты. Молодёжь обрела свободу как необходимое условие самоопределения и самоутверждения. Она показывает большую открытость, чем старшее поколение, и это даёт ей возможность более успешной интеграции в мировое сообщество. Она свободна в своих идейно-политических ориентациях, а главное, как показывают многие исследования, наша молодёжь патриотична и верит в будущее Казахстана.


Беседовал ЮРИЙ КИРИНИЦИЯНОВ
Республика Казахстан

http://www.gazeta-vesmir.info/newspaper/?p=1584