Комитета науки министерства образования и науки Республики Казахстан
наукакз

Доктор философских наук Галия КУРМАНГАЛИЕВА размышляет о жизни великого учёного.
Об уроках для потомков

Он разговаривал с миром на 70 языках

– Галия Курмангалиевна, когда исследователь углубляется в глубь веков, он всегда должен иметь в виду один нюанс. У непосвящённых его современников может возникнуть вопрос: а кому это интересно в нынешнем бурно меняющемся мире? Давайте присмотримся к жизненному пути философа, учёного-энциклопедиста, чтобы ответить на этот простой вопрос. Попробуем стереть архивную пыль с книг, посвящённых этому человеку и разглядеть черты его лица…
– Аль-Фараби (полное имя – Абу Наср Мухаммад ибн Мухаммад ибн Узлаг ибн Тархан аль-Фараби ат-Турки) родился в девятом веке, в 870 году. И умер уже в десятом веке, мудрым восьмидесятилетним старцем. О его жизни нам известно очень мало. Биографические сведения скупы, фрагментарны и нередко противоречивы.
Большинство исследователей сходятся в том, что аль-Фараби – выходец из тюркской среды. Родился в семье военачальника. Ибн Абу Усайбиа (XIII век) пишет о том, что герой нашего интервью появился на свет в Фарабе – одном из городов тюрков в Хорасане. Его отец Мухаммад был предводителем войска. К сожалению, о нём тоже мало что известно. И это наводит на мысль, что, скорее всего, отец аль-Фараби не был выдающимся военачальником. Иначе бы он прославился в боях и походах, сохранился в воспоминаниях наших предков. Известно только, что Мухаммад служил в Отрарском оазисе (это территория современного Южного Казахстана).
Аль-Фараби провёл своё детство в крепости Весидж. Она располагалась в округе, который, как считает академик Карл Байпаков, стал называться Фарабом после арабского завоевания. Здесь находился один из культурных центров тогдашней Азии. Справедливости ради надо сказать, что существуют разные версии места рождения аль-Фараби.
Казахстанский востоковед Аширбек Муминов считает, что за честь считаться родиной великого учёного, соперничают четыре местности. В Афганистане существует провинция Фарьяб. Есть городок Фарааб в Узбекистане. Но в этом случае, говорит он, учёного бы назвали аль-Фарьяби или аль-Фарааби. За право считаться родиной мыслителя и учёного «сражается» и туркменский Чарджоу. Впрочем, общеизвестно, что рядом с именем аль-Фараби часто упоминали словосочетание «ат-Турки», что значит – тюрок. Так что, скорее всего, его родину надо искать в наших краях. В науке разные версии имеют право на существование. Мы, фарабиеведы всего мира, можем придерживаться противоположных точек зрения. Но это не мешает нам общаться и уважать друг друга.
Это неудивительно. За честь считаться родиной странствующего певца, слепого Гомера, по преданию, спорили семь греческих городов. Но то, что талантливый юноша аль-Фараби навсегда покинул родные края и прославил себя на арабском Востоке, это сомнению, как я понимаю, не подвергается…
Совершенно верно. Дело в том, что Отрар в те времена был отдалённой провинцией арабского халифата. Сегодня молодые граждане Казахстана, чтобы сделать карьеру, отправляются в Астану. А подданные халифа устремлялись на Ближний Восток, где била ключом торговая и культурная жизнь великой державы, раскинувшейся на просторах огромного континента. Творчество аль-Фараби связано с «золотым веком» исламской культуры. «Век», разумеется, в переносном смысле, поскольку расцвет её приходится на три столетия – с IX по XII век.
Есть данные, что аль-Фараби покинул родные края, будучи двадцатилетним юношей. Он впитал свободолюбивый дух Степи, пряные запахи летних жайляу и дым одиноких зимовок. Развевающиеся гривы скакунов пробуждали мысли о свободе, о дальних странах и ещё несовершённых открытиях. Скорее всего, первые книги он прочитал ещё в родной семье – именно тогда пробудилась в нём неутолимая жажда познания.
Она однажды позвала в дорогу, в неведомые края. Караванные пути из Отрара уходили во все стороны света. Но юноша рвался к знаниям, культуре. Поэтому выбрал Багдад и Дамаск, Каир и Алеппо. Думаю, что в детстве в нём поселилась и осталась навсегда страсть к звукам, которые извлекают самые разные инструменты. Мало кто знает, что учёный прекрасно разбирался в музыке. Аль-Фараби вёл аскетический образ жизни, умел обходиться минимумом удобств и привилегий, что характерно для степняка и воина. Некоторые исследователи считают, что по своим взглядам он был суфием. То есть подчинялся серьёзным ограничениям, которые сам же для себя установил.
Даже в то время, когда жил при дворе Сай-фа ад-Даулы, наш земляк удивлял придворных своей скромностью и самодисциплиной. Всего себя он отдал служению науке, культуре, просвещению. Ибн Халликан (XIII век), оставивший биографические сведения о выдающихся людях эпохи, утверждал, что аль-Фараби знал более 70 языков. Скорее всего, это преувеличение, но весьма примечательное. Вероятно, это были не только языки – арабский, фарси, тюркский, но и какие-то диалекты, наречия. Интеллектуальная часть планеты тогда общалась на арабском, сирийском, еврейском, греческом. Но самое удивительное заключается в том, что, как утверждают некоторые источники, не зная до приезда в Багдад арабского языка, аль-Фараби освоил его в совершенстве. Другие исследователи утверждают, что арабским языком выходец из Фараба владел с юных лет. Так или иначе, он писал свои произведения по-арабски.
Зачем сожгли Алеппо?

Историки и философы с незапамятных времён называют аль-Фараби Вторым Учителем, подразумевая первым Аристотеля. (Хотя сам Аристотель учился у Платона). Труды этих двух великих греков оказали огромное влияние на героя нашего диалога. Что стоит за его тягой к европейской философии? Мы, наверное, можем назвать его первым евразийцем…
Поздравляю вас, вы мимоходом сделали любопытное, хотя и весьма спорное открытие. Ну а если говорить серьёзно, цивилизация тогда была сосредочена вокруг Средиземного моря. Деление на Европу и Азию в те времена представлялось слишком условным. Аль-Фараби узнал про Древнюю Грецию от своих учителей Юханны ибн Хайлана и Абу Бишра Матты ибн Юнуса. И стал одним из самых ярких знатоков древнегреческой философии, прежде всего Платона и Аристотеля.
В VI веке византийский император Юстиниан I завоевал Северную Африку, Сицилию, Италию, часть Испании. Он приспособил римское право к новым экономическим реалиям. Воздвиг несколько крепостей на Дунае, поощрял архитектуру – храм Святой Софии в Константинополе его заслуга. А вот греческие философские школы запретил, считая их, источником языческой культуры, вольнодумства и, видимо, рассадником вредных идей. Учёные стали искать «политическое убежище» – как сказали бы сегодня. И нашли его на мусульманском Востоке. Благодаря этому учение Аристотеля стало известно в тех краях.
Завоеватели не гнушались знаниями покорённых народов. Они их жадно впитывали. Так сложился поразительный сплав разнообразных культур. Арабы показали себя прилежными учениками, дав начало мощному переводческому движению. Халиф ал-Мамун создал «Дом мудрости», где в основном переводились философские произведения древних греков. Но наряду с этим осуществлялись переводы астрономических, медицинских и математических трудов. Интеллектуально-духовная атмосфера того времени поражает своей энергией созидания. Здесь проводились диспуты, оттачивалось ораторское мастерство.
Большой популярностью пользовались произведения учёных так называемого александрийского мусейона. Это конгломерат учебных и научных учреждений, один из главных центров науки и культуры древности. Его основали древние греки в III веке до нашей эры в Александрии, а в третьем столетии уже нашей эры мусейон ликвидировал римский император Аврелиан. Совсем другой подход демонстрировали халифы. При своём дворе они содержали учёных, поэтов, переводчиков. Они собирали роскошные библиотеки, которые пополнялись книгами из разных стран.
При этом на расходы средневековые владыки не скупились. Книги по греческой философии («фальсафа») занимали самоё почётное место. Считаться образованным человеком и при этом не обладать знаниями по философии, было невозможно. При этом арабы использовали древнегреческую философию для обоснования коранической истины. И наоборот, религиозное содержание, поиски истинного пути пронизывали философские воззрения. Рассуждения о Боге – неотъемлемая часть философии исламских мыслителей. Для них было ясно, что этот мир создан Богом и никем иным. У аль-Фараби, например, это рассуждения о Необходимо Сущем.
Готовясь к нашей встрече, я мысленно прочертил путь, который проделал юноша в поисках знаний. Дуга упёрлась в город Алеппо, который в наши дни сильно пострадал от внутрисирийских «разборок». Когда-то здесь по каменным мостовым прогуливался аль-Фараби, вёл неспешные беседы со своими учениками. А теперь здесь гремят взрывы, льётся кровь. Дотла спалили древнюю библиотеку, которая находилась под охраной ЮНЕСКО. Чтобы сказал аль-Фараби, если б посмотрел на весь этот ужас? Скорее всего, пришёл к горькой мысли, что прогресс не спасает от одичания…
Наш известный соотечественник не был чудаком не от мира сего, который ничего не хочет знать, кроме своей науки. Аль-Фараби видел и нищету, и людскую боль. Ему была знакома жизнь в хижинах и во дворцах. Несправедливости мира он принимал близко к сердцу. Не его вина, что просвещение и образование не уберегли планету и близкий его сердцу Алеппо от ненависти, от злобы и разрушительных войн.
Хотя ведь и Средние века были не такими уж вегетарианскими. Войны там случались нередко. Матери оплакивали убитых сыновей. Жёны провожали в поход своих мужей, зная, что далеко не все они вернутся. Аль-Фараби понимал, что не может противостоять всеобщему насилию напрямую. Но он делал, что должен. Его «оружие» – Слово, Просвещение. Он пишет «Трактат о взглядах жителей добродетельного города», «Гражданскую политику», «Указание пути к счастью», «О достижении счастья».
Аль-Фараби был не только учёным, но и одновременно великим мечтателем. И разве его вина в том, что далеко не все его мечты сбылись? Он пытался достучаться до сердец своих соотечественников. Он обращается через века к нам, жителям планеты Земля. Он призывает построить «Добродетельный город» – в своём сердце. Увы, люди далеко не всегда прислушиваются к словам своих Пророков. Войны и кровопролитие, несправедливость и жестокость, считал аль-Фараби, проистекают от неправильных, как он их называл, невежественных взглядов, непонимания сути жизни и предназначения человека. Человек невежественный не откроет в себе истину. А значит, не сможет жить в гармонии с окружающим миром, людьми и с самим собой.
Мораль и главный призыв учёного и гражданина: человек, познай истину! Это важно для всех, но особенно для правителя. Поскольку в противном случае пострадают его подданные, весь народ. Только сообща, объединившись, люди могут достичь общего. «Лишь через объединение многих помогающих друг другу людей … человек может обрести то совершенство, к которому он предназначен по своей природе». А достичь его можно только в том случае, когда ты живешь в мире и согласии. С соседями по улице. С жителями всего города. С жителями чужой страны. Поэтому «вся земля станет добродетельной, если народы будут помогать друг другу для достижения счастья».
Эти мысли актуальны и сегодня – через 1063 года после смерти философа. Потому что он выражал гражданскую позицию. Просвещал умы сильных мира сего. Глубина мысли и доходчивость в изложении мудрости, возвысившей его, проникали в сердца слушающих. Поразительно, но его работа «Геммы премудрости», а особенно «Афоризмы государственного деятеля» сегодня читаются на едином дыхании – настолько они злободневны. В краткой форме философ пытается объяснить, что же должен и чего не должен делать правитель. Прежде всего он должен заботиться о благе своего государства и своего народа. Не деспот, но просвещённый лидер обязательно добьётся процветания своего государства. Это поможет ему снискать уважение и любовь соотечественников. Вот какую мысль пытался донести учёный всем владыкам мира.
Расправа не состоялась

Много-много лет спустя этот же принцип сформулирует русский поэт Гаврила Романович Державин: «Истину царям с улыбкой говорить». Говорящий правду в глаза всегда смертельно рискует. Могут озолотить. Могут отрубить голову…
Одно из заблуждений современного обывателя. Если Средние века, если мусульманский Восток, то сплошное бесправие и беспредел. Нормы шариата определяли нормы поведения и всю жизнь человека. Конечно, далеко не все правители проявляли добросердечие и гуманизм. Но всё-таки старались не нарушать «правила игры». Тем более, что аль-Фараби был бессребреником, и уже поэтому не боялся потерять нажитое. Он довольствовался четырьмя дирхемами в день, тратя их только на самое необходимое. Это, мягко говоря, не очень большие деньги.
Однажды я прочитала, о том, что в жизни учёного бывали дни, когда он обходился вином, смешанным с бычьей кровью. Всё это подчёркивает его аскетическую жизнь, наполненную отказом от мирских благ и удовольствий. Но посвящённую открытию тайн природы, обретению истины и следованию высоким нравственным ценностям. Если же вернуться к взаимоотношениям аль-Фараби с сильными мира…
Важную роль в его жизни сыграл правитель Алеппо Сайф ад-Даула, который понимал, кто перед ним и ценил Второго Учителя. Не потому, что тот льстил своему владыке, а потому, что отличался кротостью характера, независимостью суждений и мудростью.
Есть такая легенда. И мне почему-то хочется, чтобы это было правдой. Однажды аль-Фараби пригласили во дворец. Он поклонился правителю и спросил: «Куда мне сесть, владыка? Сообразно моему сану или твоему?» – «Сообразно твоему», – улыбнулся слегка задетый хозяин. Аль-Фараби прошёл к трону и сел на место правителя, оттеснив его. Гневом полыхнули глаза халифа, но он сдержался. И на тайном языке, известном только посвящённым, дал понять своим телохранителям: «Я испытаю его знания, и если окажется, что он не может удовлетворить меня своими ответами, я дам знак наказать его за невоспитанность».
Аль-Фараби, к великому удивлению, ответил на том же языке: «О делах судят по их окончании». И начал дискуссию с собравшимися во дворце лучшими учёными умами. Закончил он в звенящей тишине. Подданные правителя опустили головы и долго молчали, потрясённые глубиной знаний и величием духа учёного. Расправа не состоялась. Согласитесь, если это только легенда, то и она по-своему символична. Она не могла возникнуть на пустом месте.
А разве не достоин уважения наш земляк хотя бы за то, что совершил длительное и опасное путешествие из Фараба на Ближний и Средний Восток! Ведь это не наши поездки в самолётах и поездах. Тогда средством для передвижения служила скрипучая арба или корабль пустыни – верблюд. Ночлег нередко заставал в степи и в пустыне. В лучшем случае, в караван-сарае. Путешественнику приходилось порой спать на голой земле, укрываясь собственным халатом.
Сколько книг оставил потомкам этот подвижник, блестящий учёный и бескорыстный человек?
Считается, что за свою жизнь он написал от 80 до 130 больших и малых трудов. Другие источники говорят о 160 произведениях. К сожалению, не все они дошли до нас. Но те, что уцелели, хранятся в лучших библиотеках мира: в Каире, Стамбуле, Бейруте, Хайдарабаде, Лондоне, Берлине, Париже, Братиславе. Бесценными экземплярами располагают Санкт-Петербург и Москва.
Скажите, Галия Курмангали-евна, что должно произойти в жизни человека, чтобы он выбрал такую необычную профессию – фарабиевед?
Часто думаю об этом, вспоминая свою молодость. Помог, как всегда, Его Величество Случай. В то время я была студенткой философ-ско-экономического факультета. Если помните, в 1973 году в Алма-Ате проходила V конференция писателей стран Азии и Африки. Никогда не забуду этот день – 9 сентября. В рамках съезда состоялся День аль-Фараби. Писатели из разных уголков Земли обсуждали творчество гениального мыслителя.
В этом же году в рамках ЮНЕСКО отмечали 1100-летие со дня рождения аль-Фараби. Конечно, основные торжества состоялись в Багдаде и в Дамаске. Но и СССР решил не отставать. В 1975 году в Алма-Ате состоялась международная научная конференция, приуроченная к этой дате. Сотрудник Института философии и права Академии наук Казахской ССР (так он тогда назывался) Анзор Иванов прочитал нам – студентам – цикл лекций о жизни и творчестве аль-Фараби. В те времена Казахский государственный университет имени С. М. Кирова, где я училась, не имел своего факультета восточных языков. Это была привилегия соседнего Ташкента, который окончили известные переводчики аль-Фараби.
Профессор Агын Касымжанов, выдающийся философ Казахстана, возглавил группу исследователей, которая стала заниматься наследием знаменитого учёного. Судьба также подарила мне встречу с Сауле Сатыбековой. Это была первая казашка, которая защитила кандидатскую диссертацию по наследию средневекового философа в Московском государственном университете. Она читала курс лекций по истории философии народов СССР у нас на факультете и была моим оппонентом на защите кандидатской диссертации.
После окончания вуза и обязательной двухгодичной «отработки» по распределению (молодёжь уже и не знает, что это такое), я стала научным сотрудником Института философии, отдела истории философии и общественной мысли. Попала под отеческое «крыло» доктора философских наук, профессора Мукаша Бурабаева. Он меня включил в группу, которая занималась наследием нашего земляка, прославившегося далеко за пределами исторической родины. Вот так я благодаря доброжелательным и умелым наставникам погружалась в эту тему.
Надо отметить, что философия средних веков для советских учёных была своеобразной «запретной зоной». Поскольку ни один этап философии так тесно и так органично не был связан с религией. А к религии советская власть всегда относилась с подозрением. Средневековая философия исследовала человека духовного, высоконравственного. Но что было в советских учебниках? Вслед за античной философией практически сразу – Новое время. Фрэнсис Бэкон и так далее. О Возрождении говорили пунктиром, акцентируя внимание на борьбе с религией и мракобесием. Затем шли французские материалисты, выступавшие с антиклерикальных позиций. Потом изучалась классическая немецкая философия, философия марксизма-ленинизма, давалась критика современной буржуазной философии.
Какими же представлялись советскому студенту Средние века? Марксистско-ленинская философия изображала их в исключительно мрачных тонах. Сплошное засилье догматиков и изуверов от науки, полное отсутствие творческой мысли. Правда, про Европу ещё что-то писали, а про арабо-мусульманский мир в Средние века – абсолютная тишина. Исключение было сделано для Авиценны (Ибн Сины). И то лишь потому, что этот философ врачевал людей. И многие его открытия определили развитие медицины. Таким образом, в науке существовало «белое пятно». И оно называлось средневековая философия. Вот почему я взялась за это многотрудное дело.
Сегодня фарабиеведение – признанное и плодотворное направление философской науки Казахстана. Что вы можете о нём рассказать?
Я с гордостью могу сказать, что центр исследований по этой тематике – на постсоветском пространстве – находится в Казахстане, на исторической родине аль-Фараби. А точнее, в Алматы, в Институте философии, политологии и религиоведения Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан.

Письмо Сатпаеву

Не слишком ли смелое заявление? Ещё ведь существуют и Ташкент, и Ашхабад…
– Нисколько не умаляя исследовательских заслуг наших коллег из других стран, в особенности того огромного вклада в фарабиеведение, который внёс выдающийся узбекский учёный Музаффар Хайруллаев, я хочу остановиться на тех достижениях, что дают мне основание для такого ответственного утверждения. На протяжении почти полувека в Казахстане систематически и последовательно проводится исследовательская деятельность в этом направлении.
Ещё в 1960 году известный учёный Акжан Машанов (в современной транскрипции – аль-Машани) написал записку президенту Академии наук Казахстана Канышу Сатпаеву – о необходимости изучения наследия аль-Фараби. Эта идея была поддержана руководством республики. По крупицам стали собирать фильмокопии трудов мыслителя, книги, газеты, фотографии ближневосточных городов, которые имели хоть какое-то, пусть и минимальное отношение к памяти нашего земляка.
При президенте Академии наук Шахмардане Есенове была создана творческая группа учёных, которой руководил, как я уже сказала, Агын Касымжанов. Здесь работали великолепные знатоки арабского языка – Белла Ошерович, Клара Таджикова, Ауданбек Кубесов, Анзор Иванов, Болат Тайжанов и другие. Лингвисты-неарабисты, в числе которых, например, Екатерина Харенко. И философы-исследователи, которые, хоть и не разговаривали и не писали на арабском, но владели философской методологией и стремились постичь философию мусульманского Востока.
Это было не так просто, потому что, как я уже сказала, исламская философия в Советском Союзе практически не изучалась. В настоящее время в фа-рабиеведении работают известные в стране учёные академик Абдумалик Нысанбаев, доктора наук, профессора Наталья Сейтахметова, Грета Соловьёва, Кубигул Жарикбаев, Жакып Алтаев, Айнур Курманалиева, Анель Азимхан , Айна Кабылова, кандидаты наук Гульнара Коянбаева, Наиля Жолмухамедова. Свои переводы осуществляют профессор Досай Кенжетай и доцент Жалгас Сандыбаев.
В Казахстане на протяжении ряда лет были изданы серии трудов мыслителя, начиная от «Философских трактатов» 1972 года и до «Избранных трактатов» 1994 года. Опубликовано, если не ошибаюсь, около 30 коллективных и индивидуальных монографий и несколько библиографических указателей. Проведено шесть международных научных конференций. Защищены кандидатские и докторские диссертации.
Успешно функционирует и развивается центр «Аль-Фараби» в Казахском национальном университете, выполняя большую просветительскую работу среди студенческой молодежи. Там же создан музей философа-энциклопедиста. В течение десяти лет в нашем институте издаётся философско-политологический и духовно-познавательный журнал «Аль-Фараби», чем могут похвастаться далеко не все страны. На радио и телевидении проводятся научно-познавательные программы. Популяризируется творческое наследие великого тюрка. Всё это говорит о целенаправленной, продуманной исследовательской и организационной деятельности, которая не имеет аналогов и не прослеживается с такой очевидностью на постсоветском пространстве.

Беседовал ЮРИЙ КИРИНИЦИЯНОВ

Газета "Весь Мир" №1 (43) январь-февраль 2013

Блок комментариев к статье (0)

Список комментариев пуст.

Оставьте комментарий

Ваше имя:
Email: (только для администрации)
Ваш телефон: (только для администрации)
Ваш комментарий: (максимум 999 символов, осталось: 1000)
Секретный код: captcha