Комитета науки министерства образования и науки Республики Казахстан
наукакз

Бауыржан МОЛДАГАЛИЕВ, научный сотрудник Института философии, политологии и религиоведения Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан, доктор PhD, пытается понять: как преодолеть непонимание и отчуждение в отношениях между людьми и странами.

«Вспомним заветы предков»

Многие проблемы и беды современного мира происходят оттого, что мы не слышим друг друга. Главы государств не воспринимают аргументы лидеров соседних стран. Чиновники плохо понимают собственный народ, а людям, в свою очередь, наплевать, чем заняты «слуги народа». Дети не ставят в грош своих отцов, а те во всех своих несчастьях винят легкомысленную молодёжь. Как прорваться сквозь эти преграды, которые мы сами же и создаём? Что противопоставить тотальному неуважению к своему собеседнику? Где искать точки для соприкосновения идей и взглядов? На эти вопросы пытается найти ответы Бауыржан МОЛДАГАЛИЕВ, научный сотрудник Института философии, политологии и религиоведения Комитета науки Министерства бразования и науки Республики Казахстан, доктор PhD.

Слышать сердце друг друга

– Бауыржан Ескалиевич, понятно, что взаимоуважительный и доверительный диалог необходим везде. И дома, и на работе. Но поскольку газета пытается ответить на вопросы, имеющие общественный интерес, то сосредоточимся на этой сфере человеческого бытия. Не так давно мне довелось побывать на встрече интеллектуалов, которую организовал Институт мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Республики Казахстан. Здесь произошла встреча российских, турецких и казахстанских экспертов, посвящённая ситуации на Ближнем Востоке и контактам Турции и России. Известно, что отношения двух стран сейчас переживают не лучшие времена, поэтому корифеи общественных наук решили помочь коллегам наладить диалог.

– Благородная цель…

– Согласен. Но любопытно, что возникла дискуссия между двумя турецкими учёными. Один эксперт утверждал, что военной силой нам не справиться с терроризмом и религиозным терроризмом. Его коллега довольно резко возразил: бывают случаи, когда диалог невозможен в принципе. Если твой оппонент не просто возражает, а готов схватиться за нож или автомат, чтобы утвердить свою позицию. Как бы вы рассудили спорщиков?

– Разумеется, ни военная сила, ни мирный диалог – это не универсальное средство. Их надо сочетать. И потом, диалог предполагает наличие культуры, цивилизованности. С убийцей и мародёром дискутировать не о чем. Я хочу сказать, что многое зависит от конкретной ситуации. Но надо использовать все возможности, все переговорные площадки, чтобы попытаться сблизить позиции. Возьмите сейчас обстановку на евразийском континенте. В разных его регионах бушует война. Полыхает Ближний Восток. По-прежнему неспокойно на юго-востоке Украины. Сквозь оружейные прицелы смотрят друг на друга азербайджанцы и армяне. В отношениях Турции и России – чёрная полоса. Что может в этой ситуации учёный? Всё его «оружие» – авторучка и компьютер. Ну и, конечно, его собственная голова. Что должен делать эксперт? Взывать к разуму, пытаться наладить диалог. Другого нам не дано. Из всех конфликтов я бы выделил испортившиеся отношения между Россией и Турцией. Турки нам близки ментально, казахи – часть тюркоязычного мира. Россия наш давний партнёр и союзник. Поэтому Казахстан может и обязан стать посредником, чтобы прекратить взаимную вражду. Учёные – боевой отряд народной дипломатии. Мы можем добиться гораздо больше, чем политики и военные. Я в этом глубоко убеждён, поэтому и выбрал свою профессию. Что касается террористов. Здесь бы я сузил тему и остановился на судьбе казахстанцев, которые отправились воевать в Сирию, за «всемирный халифат». В каждом конкретном случае надо разбираться, что толкнуло их на этот губительный шаг. Считаю, что системе взглядов, направленных на войну и разрушения, надо противопоставить идеологию добра и созидания. Говорят: это чрезвычайно трудно. Но мне кажется, что XXI век не предполагает лёгких решений. И, мы, молодые учёные, должны быть готовы к исследованию самых сложных проблем, которые уже стоят перед обществом и могут возникнуть ещё. В этом наша миссия.

– Это общие умозаключения. Но давайте вспомним: в прямом эфире один человек отрезает голову другому представителю рода человеческого. Тем самым он ставит себя над всей цивилизацией. Демонстрирует презрение ко всему, что дорого и близко нормальному человеку. И что, после этого с ним можно разговаривать?

– Нет, конечно же, нет. Тем более, что так называемое ИГИЛ – не открытие нового века. Ничто не ново под Луной. В своё время западные демократии пытались договариваться с Гитлером. Бесполезно. Соглашение в Мюнхене породило концлагеря и газовые камеры, холокост и унижение Франции. Хотел найти общий язык с нацистами Иосиф Сталин. И это закончилось тем, что враг подошёл к стенам Москвы. Советский Союз потерял 27 миллионов человек. Диалог – это не капитуляция, вот что я хотел бы подчеркнуть. Диалог исключает применение силы. Он невозможен в состоянии страха, унижения – чем бы это не объяснялось. Вот почему важно, чтобы все страны, мировые и региональные игроки, монархии и республики, исламские и христианские, сумели найти общий подход для противодействия мировому злу. К сожалению, у них это получается не всегда…

Между двумя империями. Между двумя огнями?

– Вернёмся в родное Отечество. В истории казахского государства было много войн. С джунгарами, с Цинской и Российской империями. Много сил унесла и вражда между жузами и родами. Но история Казахстана – это ещё и история компромиссов и диалога…

– Думаю, что первые уроки взаимопонимания и толерантности (хотя тогда такого словане существовало) нам преподал аль-Фараби в своём гениальном произведении «Город добродетели». Население этого вымышленного города стремится достичь счастья и процветания. Рецепт для этого несложный. Помогай ближнему, заботься о детях и о стариках. Взаимопонимание и взаимоуважение – вот основные принципы, на которых устроена жизнь в этом замечательном городе. Труд великого учёного и философа как зерно упало на подготовленную почву. В казахском национальном характере – доброта, уважение предков и стремление найти общий язык с соседями по планете. Жажда справедливости всегда была важной составляющей в казахском менталитете. И наоборот, ксенофобия, неприятие чужого языка и обычаев не были присущи нашим предкам.

– Человечество всегда стремилось к идеалу. Для аль-Фараби это был «Город добродетелей». Томас Мор мечтал жить на острове Утопия. Томмазо Кампанелла грезил Городом Солнца, где нет частной собственности, а люди работают по 4 часа. Остальное время посвящают наукам, искусству и просвещению. Жырау Асан Кайгы, казахский певец и музыкант, утверждал, что существует земной рай под названием Жеруйык. Но реальная жизнь была суровой и непредсказуемой…

– Но при этом наиболее зрелые, дальновидные политики стремились сделать жизнь своего народа счастливой и осмысленной. Здесь могу привести пример Тауке-хана, который ещё в те далёкие времена разработал «Жеты Жаргы» или «Семь уложений». Ещё его называют «Закон степи», «Кодекс степного бытия». Весьма свободолюбивый и прогрессивный документ для того времени. По сути это был своеобразный диалог между народом и властью. В советское время считалось, что таким образом была усилена власть феодальной верхушки. Но теперь мы понимаем: в «Семи уложениях» отражено вековое стремление народа к правде, к справедливости. В то время казахская степь принимала ислам. Он наложился на казахский менталитет. Конечно, не все и не сразу восприняли эту религию как должное. Но согласие достигалось не мечом и огнём, а диалогом. Поскольку ислам – это гуманное и человеколюбивое учение. Казахи никогда не забудут Тауке-хана, который научил моих соплеменников не воевать, а разговаривать и договариваться.

– Казахи веками жили между двумя империями – Цинской и Российской, о чём мы сегодня уже упоминали. В этих условиях роль диалога была решающей?

– Разумеется! Иначе казахи исчезли бы с карты Земли, оставшись только в исторических памятниках – как джунгары, хазары и десятки других народов. Казахские дипломаты были искусными переговорщиками. Имея весьма скромные военные силы – в сравнении с Китаем и Россией – мы выжили, несмотря ни на какие общественные потрясения и катаклизмы. Сумели сохранить культуру, религию, традиции и язык. При этом мы активно воспринимали всё лучшее, что было у соседей. Великий Шёлковый путь – диалог с китайскими, русскими, европейскими мастерами и торговцами, учёными и политиками. Эта караванная дорога сыграла колоссальную роль в развитии нашего народа. Думаю, что Абулхаир-хан, попросивший покровительства у российской императрицы Анны Иоанновны, племянницы Петра Первого – тоже пример цивилизованного мирного диалога. Правитель Степи, видимо, перебрал в уме несколько вариантов, прежде чем решился на такой неординарный факт. Думаю, что и здесь сыграла роль степная дипломатия. Не бесправными вассалами, а по сути дела автономным государственным образованием вступала Степь в лоно Российской империи. Казахи сохранили свои органы самоуправления, судебную систему. Они получили навыки земледелия, стали селиться в городах. Приобщились к русской культуре и литературе. И теперь в истории казахского народа навсегда рядом Пушкин и Абай, подаривший своим сородичам «Письмо Татьяны».

Кое-что о психологии степняков

– Но согласитесь, что отношения казахов со своими соседями складывались не всегда благостно и безмятежно. Народная память сохранила не только великих дипломатов и переговорщиков – таких как хан Абулхаир и хан Джангир. Люди слагали песни о храбрых воинах Махамбете Утемисове и Исатае Тайманове, о смелом батыре, не сломленном «Белым царём» – хане Кенесары. Как думаете, что им мешало договориться с чиновниками в Санкт-Петербурге?

– Есть обстоятельство, о котором надо помнить всегда. Наш народ обладает одним качеством. Это обострённое чувство собственного достоинства. Вспомните, восстание Исатая Тайманова и Махамбета Утемисова. Оно изначально не было антироссийским, вспыхнуло против хана Джангира, который обкладывал своих сограждан непомерными налогами и податями. Царские войска вмешались гораздо позже. Ущемлялись права степняков и потом, когда на правый бой вышел последний казахский хан Кене. Диалог между властью и народом предполагает одно непременное условие: власть должна уважать своих подданных и понимать их проблемы. Увы, этим качеством русские цари отличались не всегда. В диалоге есть черта, за которую заступать нельзя. Российская власть должна была учитывать свободолюбивые устремления и психологию степняков.

– Давай перенесёмся из глубины веков в конец двадцатого столетия. В декабре 1991 года Казахстан получил независимость. Он должен был создавать заново отношения с соседними государствами. И тут владение искусством диалога весьма пригодилось 51-летнему президенту суверенной страны…

– Несомненно! Ему надо было выстраивать связи с Россией, Китаем, США и странами Европы. Решать проблему ядерных боеголовок. Закрыть полигон в Семипалатинске. Объяснить, по каким правилам будут общаться представители титульной нации с другими этносами и, прежде всего, с русскими согражданами, которые решили остаться в стране. Одно из самых важных завоеваний независимого Казахстана – создание Ассамблеи народа Казахстана. Замечу, что такой диалоговой площадки нет ни в одной стране постсоветского пространства. Люди разных национальностей должны разговаривать, узнавать друг друга. Знание рождает уважение. Вообше, потребность быть выслушанным и услышанным – наверное, одна из самых важных для человечества. Мне кажется, что сегодня всем нам необходимо вспомнить уроки наших предков. Нужно слышать сердце друг друга – вот к чему нас призывали лучшие сыны Отечества. Акыны и жырау, писатели и поэты, философы и историки. Сегодняшнему миру не хватает дружелюбия и добросердечия. Не хочу показаться нескромным, но мы, казахстанцы, можем этому научить другие народы. Пример с форумом интеллектуалов, с которого мы начали разговор – лучшее тому доказательство. Да и в нашей обыденной, реальной жизни нужна эта надежда. Меня услышат, непременно услышат. Вот мы заговорили об Ассамблее народа Казахстана. Порой в её адрес раздаётся критика. «Для чего она собирается, не понимаем. Песни поют, пирогами друг друга угощают. Говорят прописные истины – о мире и согласии». А по мне такие встречи необходимы как воздух. Все беды Украины оттого, что только один язык – государственный – был объявлен правильным. Между тем, все народы, населяющие ту или иную страну, должны расцветать как цветы. Такое «соцветие» пойдёт на пользу и государству, и простым людям. Значение АНК ещё предстоит оценить. Не только нашему, но и будущим поколениям. У каждого этноса есть свои ценности, свои писатели и поэты. Свои герои и свои песни. И что плохого в том, что мы складываем в общую копилку страны всё, чем богаты? И ещё важный момент. Чем лучше ты узнаёшь своего соотечественника, тем больше понимаешь самого себя. Ты слышишь своё сердце…

– Когда распался Советский Союз, в Казахстане появилась немногочисленная, но шумная группа людей, которая провозгласила нехитрый лозунг: «Казахстан для казахов». Русским в лицо говорили: «Чемодан-вокзал-Россия». Как случилось, что эти настроения не стали доминирующими? Как страна избежала этой заразы? Что помогло наладить диалог – между русскими и казахами?

– Что помогло? Самое главное – политическая воля, организаторский талант и здравый смысл главы нашего государства. От него зависело многое, если не всё. Такие крикуны, о которых вы говорите, тонко чувствуют настроения власти. Если она поддерживает экстремистские высказывания или даже ведёт себя нейтрально, жди беды. Я родился за два года до того, как Казахстан стал независимым. И, разумеется, у меня не может быть личных воспоминаний и впечатлений. Но, изучая историю Казахстана, я понял: именно межнациональный мир и межэтническое согласие помогло достойно нам пройти все испытания. А ведь кроме АНК у нас есть такой замечательный инструмент как Съезды мировых религий. Их тоже кто-то критикует. Дескать, собрались святые отцы. Поговорили каждый о своём. И разъехались. Но это не так. Да, каждый имам, священник, пастор или буддистский проповедник знает, что его религия – лучшая. Самая правильная. Об этот он говорит со своими прихожанами. Но должна, обязательно должна быть площадка, где представители разных конфессий могут встретиться, поделиться наболевшим. Рассказать, как они взаимодействуют с руководителями других религиозных общин. Инициатор таких встреч – наш президент. Им горжусь, горжусь своей страной. Ведь страшно представить себе, каким был бы Казахстан, если б националистическая идеология стала государственной. Мы, казахи, многое потеряли, если б все русскоговорящие граждане нашего государства собрали чемоданы и покинули страну, в которой они родились, в которой жили их отцы и деды. В Советском Союзе мы пили одну и ту же воду, ели один и тот же хлеб. Так неужели сейчас, когда страна стала независимой, нужно было сказать русским братьям: «Пожалуйте на выход!» Думаю, что любые раздоры по национальному вопросу ни к чему хорошему не приведут. Вроде бы понятная мысль. Но сколько же копий вокруг неё сломано, сколько судеб искорёжено! Заслуга президента Назарбаева, думаю, могла быть отмечена на самом высоком международном уровне. Он сумел наладить диалог между разными этносами, сохранил мир в самой крупной стране Центральной Азии.

Мечта Абая

– Расскажите о своей семье. В какой мере родители оказали влияние на выбор профессии?

– Папа и мама работают в районом акимате. Отец агроном, занимается проблемами сельского хозяйства. Мама трудится в отделе внутренней политики. Не могу сказать, что меня целенаправленно готовили к философскому факультету. Это всё-таки был лично мой выбор. Мне очень повезло с педагогами. В Институте философии, политологии и религиоведения моими наставниками стали Аяжан Сагикызы, Галия Курмангалиева и Наталья Сейтахметова, Они со-руководители моей докторской диссертации. Впрочем, все наши профессора мне помогали. Добрым советом, умной и благожелательной критикой. С большой теплотой вспоминаю университетских преподавателей – Турсуна Габитова и Айнур Курманалиеву. Мы выбрали для диссертации такую тему «Компаративистский анализ ценностей казахского культуры в контексте Восток-Запад». Компаративистский – от латинского comparativus, что значит сравнительный.

– Казахстан и сегодня лежит между христианским Западом и мусульманским Востоком. Большая часть населения исповедует ислам. Поэтому страна обречена на диалог. Обречена в хорошем смысле этого слова…

– Конечно, мы принадлежим исламскому миру. Наша религия мирная, созидательная. Я бы назвал её «мягкой силой». Глобализация принесла нам и западные ценности. Многие мои ровесники воспринимают их без должного осмысления. Всё западное для них – образец для подражания. С другой стороны, есть эксперты, которые отвергают всё без разбора. Считаю, надо брать всё лучшее – как с Запада, так и с Востока. При этом существуют и такие либеральные ценности, которые мне лично не нравятся. Да и другим моим сверстникам тоже.

– У кого из казахских писателей или поэтов вы учились искусству диалога?

– В первую очередь, у Абая. Его блестящие, яркие произведения напрямую обращены к читателю. Они до сих пор современны. Его стихи и проза – это, прежде всего, диалог. У каждого человека свой путь на Земле. Постарайтесь относиться к близким по-человечески. Тогда они будут так же относиться к тебе.

– А вас не смущает, что Абай весьма жёстко критиковал своих сородичей? Некоторые его сентенции звучат довольно обидно для казахов. Особенно в «Словах назидания»…
– Слова пророка не всегда приятны для читательского уха. Но от этого они не менее ценны. «К другим будь милосерден, к себе жёстким», – разве это правило может обидеть? Чтобы чего-то добиться в жизни, нужно трудиться упорно, забывая порой про пищу и сон. Да, он критиковал своих соплеменников. Но только потому, что хотел сделать их лучше…

Беседовал

АЛЕКСАНДР ЕВМИНОВ

Республика Казахстан

Весь мир. 2016. №71(3)1-8