Комитета науки министерства образования и науки Республики Казахстан
наукакз

Почему общество требует установить контроль над интернетом? Разобраться в этом попытался доктор философских наук Мухтарбек ШАЙКЕМЕЛЕВ

Граждане доверяют государству

– Мухтарбек Сейд-Алиевич! На сцену вышло новое поколение политиков, которые активно осваивают виртуальное пространство, в том числе и социальные сети. В Москве эту замечательную плеяду возглавляет Дмитрий Медведев, в Астане – Карим Масимов. Понятно, что я назвал только самые известные имена. А мне бы хотелось узнать, что по этому поводу говорят учёные. Насколько политики стали ближе к народу? Есть ли какой-то мониторинг на эту тему?

– Возможно, я выскажу не слишком популярную точку зрения, но буду откровенным: пока влияние интернета на политические процессы в Казахстане не слишком велико. Да, существует некое очарование модными терминами: «девайсы», «твиттер», «чатиться», «запостить» и так далее. В прессу попадают «ужастики» про кибератаки на банки и военные ведомства разных стран. С помощью социальных сетей оппозиция в Северной Африке выводит на улицу сотни тысяч людей. Пока нас эти бури обходят стороной. В Казахстане новые технологии развиваются достаточно мирно. Увеличивается количество интернет-продаж, хотя и не так бурно, как хотелось бы. Растёт число пользователей среди молодёжи и людей среднего возраста. Без компьютеров и интернета невозможно представить развитие банковского дела, транспорта, связи и других отраслей. Внедряется электронное образование и система «электронного правительства». Но парадокс заключается в том, что у нас нет научных разработок по социальным последствиям внедрения интернета. Точные данные у нас есть лишь по продажам компьютеров в республике. А ещё государственная статистика даёт сведения о количестве интернет-пользователей. Но, согласитесь, всё это не то. Мы, научные эксперты, только-только приступаем к исследованиям в этом направлении. Нам приходится пользоваться наработками американских учёных, которые исследуют проблему в глобальном масштабе. Им до всего есть дело…

– Вы хотите сказать, что мобилизация населения по принципу «арабской весны» в Казахстане невозможна?

– Мне кажется, что сами социальные сети не могут вывести людей на митинги протеста. Должна быть критическая масса недовольных и отчаявшихся людей. Помимо этого должна быть критическая масса обладателей новейших смартфонов и менеджеров социальных сетей.

– Я хорошо помню публикации после Жанаозена в средствах массовой информации, которые относят себя к оппозиционным. В ряде публикаций сквозило разочарование: наш народ почему-то не заводится с помощью «Одноклассников», «ВКонтакте» и прочих фейсбуков. Как вы думаете, почему?

– Этот вопрос мы обсуждали в ходе заседания «круглого стола», который состоялся не так давно в Алматы. Большая часть граждан, безусловно, доверяет главе государства. И это, пожалуй, главная причина. Наши традиции, ментальность – всё это не стыкуется с фанатизмом, вандализмом, бессмысленной жестокостью и длительным по времени организованным сопротивлением. Но самокритично признаём и другой факт: обществу присуща низкая гражданская активность. Не так давно на одном из форумов группа активистов договорилась собраться для очистки русла Малой Алматинки. Это крайне важная задача для города. Обещали выйти на субботник более трёхсот человек. Зарегистрировались на форуме. Пришли только семнадцать. Как я понимаю, это те блогеры, которые затевали доброе дело и их ближайшие родственники. Понимаете, в обществе ещё сильны патерналистские отношения. Многие люди живут с ощущением, что государство им сильно задолжало. Интернет, увы, пока не смог переломить ситуацию.

Пока мы ищем национальную идею…

– «Не спрашивай, что даст тебе страна. Спроси себя, что ты можешь дать ей». К американцам можно относиться по-разному, но пока настроения, облечённые в эту чеканную формулировку не станут в обществе преобладающими, ни о каком тридцатом месте в числе развитых государств говорить не стоит. И в этом смысле хотелось бы привлечь ваше внимание к важной проблеме. Сегодня уже ясно, что развитие новых технологий таит в себе угрозы. Как им противостоять?

– Самая большая угроза – изменение национальной идентичности. С помощью интернета, в том числе. Президент призывает к единству народа, на различных «круглых столах» и научных конференциях ищут национальную идею. Но пока эксперты лишь пришли к единодушному выводу: наше информационное пространство разделено на казах-скоязычный и русскоязычный сегменты. В государстве не может быть двух информационных политик и соответственно – двух идеологий. Многие граждане если и не испытывают прямой вражды к «другим», то во всяком случае стараются ими не особо интересоваться. Вы посмотрите темы, которые обсуждаются в казахскоязычной и русскоязычной прессе. Порой кажется, что речь идёт о разных государствах. Только время от времени эти векторы совпадают. Когда, скажем, решается вопрос пенсионного возраста для женщин или судьбы пострадавших дольщиков. По другим темам, как это ни печально, мы не наблюдаем взаимного интереса. Наша неустоявшаяся идентичность размывается с помощью информационных потоков. И было бы глупо и недальновидно закрывать глаза на эту опасность. Причём здесь «водораздел» проходит не столько по национальному, сколько по социальному признаку. Одна, продвинутая часть общества, которая живёт в XXI веке, ориентируется на глобализм и космополитизм. И другая, которая всё ещё находится под влиянием патриархальных стереотипов и форм поведения, не работающих в глобальном мире. Пропасть между двумя частями общества медленно, но верно увеличивается. И не очень заметно, что новые информационные технологии этому процессу противостоят. Скорее наоборот.

– Вы уже упомянули о том, что всё-таки есть и общие темы, которые волнуют всю страну. Для вас не секрет, что русская часть общества очень сдержанно относится к переходу казахского языка на латиницу. Некоторые эксперты считают такое развитие событий опасным размежеванием между Казахстаном и Россией, отходом от курса на интеграцию двух стран, что в конечном итоге вызовет новый виток русской эмиграции. Другие считают подобные страхи надуманными: латиница, наоборот, послужит новому компьютерному поколению, поможет обеим частям казахстанского общества интегрироваться в мировое информационное пространство. Но так или иначе – политическое решение принято. Чем здесь может помочь интернет?

– Связь интернета с переходом на латиницу самая прямая. Хотя у Ата-тюрка не было интернета, но он решил проблему в сжатые сроки. Так неужели мы, казахи, уступим туркам, имея такое большое подспорье, как интернет и 12 лет подготовительного периода? Нет, не должны! Я сошлюсь на мнение канадского учёного Маршалла Маклюэна, который обосновал появление новых информационных технологий с философско-социологических позиций. Его гипотеза о «всемирной глобальной деревне», высказанная почти полвека назад, блестяще подтвердилась. И в этой «деревне», конечно, в первую очередь будет господствовать латиница, наряду с китайскими иероглифами. Президент определил достаточно продолжительный срок для перехода на новую графику письма. Я думаю, что надо, не теряя времени, браться за дело. Не бежать впереди паровоза, но и не пытаться заболтать судьбоносное решение Президента страны. Прежде всего необходимо подготовить новых специалистов, которые будут преподавать казахский язык на латинице. Параллельно нужно готовить к переизданию лучшие литературные и научные произведения, написанные на кириллице. Чтобы всё сохранить и ничего не потерять для грядущих поколений. А самое главное – включиться в мировые глобальные процессы, не остаться на обочине прогресса. Мы пока от него отстаём…

Контроль государства необходим

– Выходит, что у интернета немало плюсов, но и минусов предостаточно. Оценить его однозначно не представляется возможным. Но об одной опасности эксперты уже в буквальном смысле кричат. Это угроза терроризма. Ведь она волнует каждого человека, каждую семью. Эксперты с тревогой говорят о том, что при желании в интернете можно найти рецепты по изготовлению самодельных бомб. Было бы желание…

– Не так давно наш институт проводил социологические исследования. Один из вопросов звучал так: «Считаете ли вы, что государство должно контролировать использование интернета?» Большинство – около 80 процентов опрошенных – ответили на этот вопрос утвердительно. Другое дело, как наилучшим образом организовать этот контроль, чтобы он не превратился в «охоту на ведьм»? Вы сказали о терроризме. Да, это правильно. А разве невиртуальные террористы лучше? Не думаю, что интернет-пространство может оказать какое-то влияние на их поступки. Утверждать так было бы непростительной наивностью, сродни утверждениям, что слова из песни подвигли человека на самоубийство.

– В Китае доступ в интернет-кафе только по паспорту. Все домашние компьютеры зарегистрированы, а вся почта может быть проверена спецслужбами…

– Рискну навлечь на себя гнев наших правозащитников и либералов. Но необходимо изучать весь мировой опыт. Как восточный, так и западный. Надо помнить: речь идёт о жизни каждого из нас. И государства в целом. Хозяева сайтов террористического, откровенно экстремистского характера должны нести ответственность перед судом. Разумеется, необходимо выработать критерии, по которым государством совместно с представителями гражданского общества будет вестись эта непростая работа. Возможно, следует создать компетентную комиссию, в которую войдут священнослужители, сотрудники правоохранительных структур, учёные, представители интернет-сообществ, известные блогеры. Та же дискуссия о формах контроля интернет-пространства, за которую высказывалось большинство опрошенных, могла бы осуществляться посредством интернета. Ясно одно: простыми запретами проблемы не решить. Нужны новые формы взаимодействия государства и гражданского общества, в том числе в лице различных интернет-сообществ.

– Поговорим о проекте, над которым вы работаете по линии Министерства образования и науки…

– Он называется «Роль виртуальных технологий в социокультурной трансформации казахстанского общества». Мы работаем над проектом немногим более года. Предварительные итоги таковы: общий уровень сознания нашего общества пока не соответствует уровню и требованиям эпохи всеобщей информатизации. И в этом направлении предстоит ещё многое сделать. И прежде всего надо направить усилия государства на ликвидацию разрыва между двумя информационными сегментами общества. При этом, как я уже отмечал, ни в коем случае нельзя искусственно политизировать проблему, искать противоречия между казахами и русскими. Скорее это противоречие между представителями традиционного, неинформационного мышления и новым интернет-поколением, которое выросло в условиях независимости. Национальные ценности для него уже не являются абсолютно приоритетными. Это более космополитическое, западно ориентированное поколение. И в одном и в другом сегменте общества есть люди разных национальностей – вот что важно отметить. Возможно, сегодня этот разрыв не всем кажется актуальным. Но завтра ситуация может резко измениться, и не в лучшую сторону. Вот почему надо исследовать эту проблематику, не жалея на это ни сил, ни средств. Здесь я, наверное, вызову непонимание со стороны многих своих коллег. Мне кажется, что неоправданно часто наши социально-философские и гуманитарные исследования обращены в прошлое. О корнях забывать нельзя, это аксиома. Но мне кажется, что центр тяжести в научных изысканиях следует перенести на проблемы сегодняшние и будущие. Страна должна самоутверждаться не за счёт поиска своей причастности к древним цивилизациям (подчас подкреплённого теориями весьма сомнительного свойства), а с помощью развития современных технологий и новых открытий, в том числе и в гуманитарных науках.

Реальная жизнь не совпадает с «картинкой»

– И Россия и Казахстан (возможно, в меньшей мере) испытывают миграционное давление со стороны своих соседей по региону. Сотни тысяч узбеков, таджиков и кыргызов бросают свои аилы и кишлаки и отправляются на заработки в поисках лучшей жизни. На ваш взгляд, как миграционные потоки влияют на общество? Способно ли оно интегрировать «пришельцев», либо отторгает их? Какова в этом смысле роль интернета?

– Это другой проект отдела политологии, который мы ведём под руководством моего коллеги, доктора философских наук, профессора Рустема Кадыржанова. И здесь существует один момент, который лично меня весьма беспокоит. Казахи всегда по праву считались открытым, гостеприимным народом. Вспомним, как в годы Великой Отечественной войны они принимали эвакуированных – представителей депортированных народов: крымских татар, чеченцев, турок, корейцев и приволжских немцев. Об этом написано немало книг, снято несколько кинолент. Но во времена наступления рыночной экономики менталитет народа стал меняться, и не всегда в лучшую сторону. Даже к своим этническим братьям оралманам многие наши земляки относятся сдержанно, если не сказать неприязненно. Но, видимо, социальная проблематика порою заглушает голос крови. Зачастую местные жители озабочены тем, сколько средств государство потратит на обустройство оралманов, какую землю выделит? Не проявляет ли наше родное государство при этом
излишнюю расточительность? И не пострадают ли интересы коренных казахстанцев? Не будем делать вид, что такие вопросы не возникают. Здесь я опять возвращаюсь к интернету. Когда люди готовятся вернуться на родину предков, они все-таки руководствуются не только «зовом крови» и ностальгией бабушек и дедушек. Они смотрят интернет, видят новые модели поведения, достижения и успехи нашей республики. Видят образцы красивой, недоступной жизни и местные, коренные. И вполне возможно, что реальная жизнь не всегда совпадает с «картинкой». В этом отношении интернет – ловушка. Небоскрёбы Астаны и поток дорогих автомашин на улицах Алматы – это ещё не весь Казахстан. Когда приезжие сородичи понимают это, их постигает разочарование. А некоторые стремятся вернуться туда, откуда приехали. Будем откровенны: многие из них приезжают сюда, чтобы поправить своё материальное положение. У них завышенные ожидания. В основном к нам едут казахи из Монголии, Узбекистана, немного из России и Китая. И буквально единицы – из более благополучной Турции. Из Европы, где сложились малочисленные сообщества этнических казахов, не едет никто. Вот почему, я считаю, Казахстан как принимающая сторона должен использовать все возможности виртуального пространства, объективно рассказывать о всех достижениях и недочётах в социальной и языковой сферах нашего молодого государства.

– Мы с вами достаточно подробно обсудили вызовы и угрозы, которые открылись нам в виртуальном пространстве. Но прогресс не остановить, да никто и не собирается делать это. Преимущества, которые сулит обществу интернет-пространство, очевидны. Мне хотелось бы поговорить о прогнозах, которые вы, очевидно, сделаете в своих работах…

– Вы знаете, я весьма скептически отношусь к любым прогнозам. Ещё Уинстон Черчилль говорил, что политика – это искусство делать прогнозы. А потом объяснять, почему они не сбылись. Я всегда с некоторым недоумением наблюдаю за ребятами в хорошо пошитых костюмах и с безупречным трехъязычием, которые дают прогнозы. Они почему-то считают, что двух этих атрибутов достаточно, для того чтобы называть себя политологами. И вот слышу: «Известный казахстанский политолог предсказывает крах СНГ», «Популярный политолог высказывается против Евразийского экономического союза», «Эксперт из Казахстана негативно относится к интеграции с Россией». Мне всегда хочется спросить: в каких таких научных кругах известен один «политолог» и популярен другой? И кого, кроме себя лично и группы его влияния, представляет третий? На основании какого «узун-кулака» и «хабара» даются эти прогнозы? Как говорится, нет ответа. Беда в том, что никто не несёт ответственности за неудачные и несбывшиеся прогнозы. Им не нужно, как Черчиллю, объяснять, почему они не сбылись. Мы же занимаемся теоретической политологией и делаем свои выводы на основании цифр и фактов.

Распадутся ли США?

– Согласен с вами. Мне однажды довелось брать интервью у солидного российского профессора. Он преподает в Дипломатической академии России. Ежегодно он предсказывает распад США. И, разумеется, этот катаклизм всё время откладывается. Но совесть не мучает нашего героя.

– Возможно, он когда-нибудь и угадает. Ну а если говорить серьёзно… Я думаю, что не только в точных науках нужен точно выверенный расчёт и беспристрастный анализ. Разумеется, каждый учёный сам заботится о собственном реноме. Ответственность за каждое произнесённое и написанное слово отличает серьёзного эксперта от лжеспециалиста, случайного в науке. Никакие степени и награды не помогут, если учёный демонстрирует огорчительное верхоглядство или политическую ангажированность. На недавнем заседании «круглого стола», о котором я упоминал, многие мои коллеги с огорчением говорили о снижении критериев профессионализма в наших рядах. Что есть, то есть. Это результат «лихих девяностых», когда многие доктора наук вынуждены были подрабатывать частным извозом, а кандидаты превратились в челноков и мелких торговцев, чтобы хоть как-то прокормить семью. Сейчас государство повернулось к науке лицом. «Палат каменных» на нашу зарплату, конечно, не поставишь, но спокойно жить и заниматься наукой можно. Однако последствия того «провала» будут ощущаться ещё долго. Мы видим это на примере своего института. Вот мне под пятьдесят. Я и ещё двое моих коллег – самые молодые доктора наук. А за нами идут «зелёные» новобранцы науки, которым по 25. Представляете, какой временной разрыв между поколениями? Этот разрыв как раз равен количеству лет независимости. Такие понятия, как ответственность за научные результаты, культура научной дискуссии, чистота эксперимента и качества рецензий, – всё это в значительной мере подверглось эрозии. Видимо, эта беда отчасти затронула вашего знакомого профессора. Но в науке, как и в обществе в целом, происходят позитивные перемены. В академические институты, в исследовательские центры снова пошла молодёжь. В прошлом году в Институт философии, политологии и религиоведения приняли сразу 10 выпускников Казахского национального университета имени аль-Фараби. Хочется верить, что они оправдают наши надежды.

– Тогда поставим вопрос иначе. Раньше в каждом областном и районном центре страны стоял Ильич, в кепке или без оной. И самыми популярными словами на постаменте были «Верной дорогой идёте, товарищи!» А «товарищи учёные» идут верной дорогой?

– Думаю, что мы продвигаемся в правильном направлении. Знаете, какая сейчас главная проблема для исследователей? На нас ведь никто теперь не давит, никто не заставляет подгонять своё решение под заранее готовый ответ. И мне это нравится. Другая беда: нет достоверных и подробных данных по интернет-пространству страны в документах переписи населения Республики Казахстан, проведённой в 2009 году. Недостаточно объективных социологических данных, потому что сдали свои позиции многие казахстанские научные школы мирового уровня. Не хватает грамотных специалистов и бодрящих научное воображение исследований.

– Я слышу это не впервые. И у меня возникает такой вопрос: а кто должен заказать такое исследование? Власть? Правящая партия? Оппозиция?

– Неважно! Нет спроса – вот что главное. Здесь мы логично закольцовываем нашу беседу. И власть и общество пока скептически относятся к созидательным возможностям информационных технологий и научного знания в целом. Как это ни печально, есть вопросы более насущные.

– И я понимаю, почему. Людей пожилого возраста, представителей среднего класса интересуют более земные проблемы. Что делать с галопирующими тарифами ЖКХ. Как защитить дачу, которую ограбили воришки. Где найти хорошего врача и при этом не разориться. Людям, которые честно и трудно зарабатывают кусок хлеба, некогда путешествовать по сайтам знакомств и играть в электронные игры. Мы с вами живём в такое время, которое к виртуальному пространству не располагает…

– Согласен с вами. Пока интернет – это удел «офисного планктона» и молодых обеспеченных людей в возрасте от 18 до 35 лет с ежемесячным доходом от 75 до 150 тысяч тенге и выше. Это показали социологические исследования нашего института. Весьма узкий сегмент общества. Остальных интересуют собственные социальные проблемы. И тем не менее в нашем научном проекте поставлена цель выяснить: как меняется общество под влиянием виртуального пространства? Насколько мы готовы к «интернетизации» Казахстана, к количественному росту и растущей роли сетевых сообществ? Прислушиваются ли политики к блогерам – гражданам, ведущим собственные блоги и оказывающим духовное влияние на наших сограждан? Предлагают ли блогеры что-то дельное, чтобы к ним прислушивались?

– Казахстан и Россия при всех различиях весьма близки. И экономически, и культурно, и ментально. Но почему в Республике Казахстан нет феномена по имени Алексей Навальный? С учётом наших реалий, в нашей, так сказать, транскрипции – Алихан Науылбаев?

– Казахстанцы – и это вытекает из социологических опросов – больше доверяют традиционным средствам массовой информации: газетам, телевидению, радио. Как долго будут удерживать свои позиции газеты, я сказать пока не готов. Вот когда сегодняшние юноши и девушки достигнут своего тридцатипятилетия, тогда и поговорим…

Жизнь несовершенна, но прекрасна

– «Жаль только, жить в эту пору прекрасную…» – как говаривал великий русский поэт Николай Некрасов. Но давайте разберёмся, почему люди не верят интернету? Может, потому, что многие жители виртуального пространства относятся к нему как к забору, на котором можно написать всё, что вздумается. Или вот ещё что – всерьёз утверждают, что ведение блога – это род журналистики. С какой стати? Это профессия, которой надо учиться как минимум пять лет…

– Я понимаю, вам обидно за профессию, которой вы посвятили всю жизнь. Но «новые песни придумала жизнь». К этому надо относиться с легкой иронией. И я бы сказал, философски. Пока, к сожалению, культура пользователей интернета хромает. И это ещё мягко сказано. Но вы должны понять: интернет – это виртуальное отображение нашей реальной жизни. Как зеркало. А на зеркало не надо обижаться. Интернет в той же мере несовершенен и прекрасен, в которой несовершенна и прекрасна наша жизнь. Не следует ни демони-зировать, ни превозносить интернет до небес. Это своего рода седьмой орган чувств – развитие и дополнение шести известных: зрения, слуха, обоняния, вкуса, осязания, вестибулярного аппарата. Наберёмся терпения. Будем стараться изменить мир к лучшему. Как реальный. Так и виртуальный.

Беседовал ЮРИЙ КИРИНИЦИЯНОВ
Республика Казахстан, газета "Весь Мир"
http://www.gazeta-vesmir.info/newspaper/?p=1278

Блок комментариев к статье (0)

Список комментариев пуст.

Оставьте комментарий

Ваше имя:
Email: (только для администрации)
Ваш телефон: (только для администрации)
Ваш комментарий: (максимум 999 символов, осталось: 1000)
Секретный код: captcha