Комитета науки министерства образования и науки Республики Казахстан
наукакз

В прошлом году в Казахстане произошло знаковое событие. Стартовал проект интеграции науки и образования. Научно-исследовательские институты в Алматы стали готовить магистров и докторов PhD. Началась программа сотрудничества вузовской и академической науки. Разумеется, о результатах говорить рано. Об окончательных итогах реформы можно будет судить лет через семь-десять, когда выпускники вузов, подготовленные по новой системе, начнут выдавать «продукцию»: научные публикации, проекты и открытия. Но уже сейчас можно сказать: эксперимент, несомненно, удался. Казахстанская наука сделала шаг в правиль-ном направлении. Об этом размышляет Асель НАЗАРБЕТОВА, руководитель Центра послевузовского образования по подготовке научных кадров научно-исследовательскими институтами Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан совместно с Казахским национальным университетом имени аль-Фараби на базе «Ғылым ордасы».

«Эксперимент, несомненно, удался»

Культ учёности

– Асель Кожахметовна, кто автор идеи, которая воплощена в жизнь?

– Конечно, это, прежде всего, министр образования и науки Аслан Саринжипов. Впервые он выступил со своей идеей ещё в начале 2014 года. Предложил её широкой научной общественности. А 23 июля 2014 года было подписано Генеральное соглашение между десятью научно- исследовательскими институтами Комитета науки Министерства образования и науки, которые базируются в здании «Ғылым ордасы» и флагманом отечественного высшего образования Казахским национальным университетом имени аль-Фараби. Речь шла о реализации совместных образовательных программ магистратуры и докторантуры PhD. Отмечу, что Министерство образования и науки выполняет поручение главы государства о развитии в Казахстане «культа учёности». Это словосочетание прочно вошло в нашу жизнь. Предложение министра было с большим воодушевлением поддержано Национальной Академией наук, её президентом Муратом Журиновым, руководством Казахского национального университета имени аль-Фараби, в первую очередь, его ректором Галымкаиром Мутановым, всеми руководителями научно-исследовательских институтов и руководством «Ғылым ордасы» в лице его генерального директора Розы Карибжановой. Надо сказать, что «Ғылым ордасы» – это научный комплекс в самом центре Алматы, который расположен в уникальном здании. Оно спроектировано и возведено как здание Академии наук Казахской ССР. Это красивейшее архитектурное творение. В его кабинетах работали корифеи нашей казахстанской науки – Каныш Сатпаев, Алькей Маргулан, Умирбек Джолдасбеков. Продолжают трудиться академики Серик Кирабаев, Аманжол Кошанов, Рабига Сыздыкова, Умирзак Айтбаев, Абдумалик Нысанбаев и многие другие. Эти учёные внесли и продолжает вносить значительный вклад в развитие нашей науки. Сегодня это современный научный комплекс, в котором созданы все условия для занятия наукой. Здесь прекрасная библиотека. Музеи археологии, редких книг, казахстанской науки. Несколько конференц-залов. Благодаря новому проекту всё это богатство стало доступным для молодых учёных, магистрантов и докторантов, для обучения которых в «Ғылым ордасы» были выделены отдельные аудитории. Разработана «Дорожная карта», утверждённая приказом министра. Согласно ей создан Центр, руководителем которого я и была назначена. В Центре нас пять человек. С целью координации проекта учреждена специальная должность проректора Казахского национального университета имени аль-Фараби по интеграции науки и образования. Исходя из Генерального соглашения им становится директор одного из НИИ. В июле прошлого года приказом министра на эту должность была назначена директор Института философии, политологии и религиоведения, член-корреспондент Национальной академии Республики Казахстан Зарема Шаукенова.

– Назовите всех участников соглашения…

– С одной стороны это Казахский национальный университет имени аль-Фараби. А с другой – десять институтов. Шесть из них образуют блок социально-гуманитарного направления: Институт философии, политологии и религиоведения, Институт литературы и искусства имени Мухтара Ауэзова, Институт востоковедения имени Рамазана Сулейменова, Институт истории и этнологии имени Чокана Валиханова, Институт археологии имени Алькея Маргулана и Институт языкознания имени Ахмета Байтурсынова. Блок естественнонаучных и экономических дисциплин: Институт математики и математического моделирования, Институт информационных и вычислительных технологий. Институт механики и машиноведения имени Умирбека Джолдасбекова и Институт экономики.

Маршруты, которые они выбирают

– Идея понятна – объединить вузовскую и академическую науку. Чтобы учёные с именем не только корпели над своими монографиями, но и готовили себе смену.

– В общих чертах – да. В 2014- 2015 учебном году по государственному образовательному гранту было выделено 94 места в магистратуру и 48 мест в докторантуру PhD для десяти НИИ. Восемь магистрантов отсеялись в течение первого года обучения, не смогли выдержать напряжённый ритм учёбы. Это лишний раз подтверждает: в науке не бывает лёгких путей. Докторанты первый год прошли без потерь.

– Тем интереснее будет проследить этот самый маршрут, по которому молодой человек или девушка попадает в науку...

– После получения диплома бакалавра для зачисления в магистратуру надо выдержать серьёзное испытание: сдать два экзамена. Первый – тесты по иностранному языку, как правило, по английскому. Второй – по специальности. Такой же рубеж необходимо преодолеть магистрам, которые хотят продолжить обучение в докторантуре. В состав приёмной комиссии входят ведущие учёные университета и научно-исследовательских институтов. Предварительно все претенденты на наши программы проходят собеседование в НИИ, по результатам которого получают характеристику- рекомендацию. Все те, кто успешно сдали экзамены и получили соответствующую рекомендацию от научно-исследовательских институтов, приходят учиться в «Ғылым ордасы». По образовательному стандарту Республики Казахстан для подготовки молодого специалиста предусматриваются так называемые кредиты – как и положено по Болонской системе. То есть соискателю на высокое звание учёного необходимо пройти теоретическое обучение, показать себя в научно-исследовательской работе, во время исследовательской и педагогической практик. А также выдержать итоговую аттестацию. К примеру, в магистратуре 42 кредита за теоретическое обучение, в докторантуре 36. В зависимости от учебного плана, эта программа может быть выполнена в течение трёх или четырёх (в докторантуре) семестров. Наш проект интеграции науки и образования построен таким образом, что какую-то часть кредитов магистранты проходят в университете. Это обязательные дисциплины: педагогика, психология, иностранный язык, история философии и науки. Все остальные предметы, прежде всего, профилирующие, осуществляется в нашем Центре. Именно для этого выделены и оборудованы специальные аудитории в «Ғылым ордасы», о чём я уже говорила. А вот докторанты нашего проекта обучение проходят в Центре и институтах. Это лекционный курс, семинарские занятия, самостоятельная работа.

– Возникает вопрос: ну а зачем было огород городить? Пусть бы наша молодая поросль грызла гранит науки в университете. Для чего им приезжать сюда, в «Ғылым ордасы»?

– Вы задали этот вопрос в несколько необычном ключе, как вице- премьер Бердибек Сапарбаев, который во время своей рабочей поездки в Алматы посетил наш Центр. Хотел увидеть данный проект в действии. Поэтому и спросил наших студентов: «А может, не стоило затевать всё это?» Ребята отвечали по-разному, но общий смысл их ответов сводился к нескольким принципиальным позициям. Здесь они получают знания из первых уст. Так сказать, первоис-точников. Здесь они сами – участники научного процесса. Такие ответы Бердибека Машбековича полностью удовлетворили. В этом и заключается глубокий смысл новшества. В вузе программа подготовки кадров – научно-педагогическая. Упор делают на педагогическую составляющую. Если, к примеру, обучают доктора PhD, то он, скорее всего, будет преподавать в университете. Здесь же мы выделяем научное содержание. Предполагается, что в будущем наши соискатели порадуют страну именно научными свершениями. В каждом учебном плане есть образователь-ные программы и так называемые индивидуальные траектории. Прослушав обязательные дисциплины, нужно пройти курсы по собственному выбору. Это как раз те нюансы, которые и составляют особенность образовательных программ. То есть, делается упор на целенаправленную специализацию в рамках научных направлений и школ научно-иссле-довательских институтов. Преподаватели из числа учёных сами отбирают и воспитывают будущих научных сотрудников. Поскольку каждое научное учреждение заинтересовано в преемственности поколений. Мы благодарны вице-премьеру за то время, которое он нашёл в рабочем графике, за его пожелания, конструктивные предложения. В целом надо отметить высокую степень внимания к данному проекту со стороны Министерства, Комитета науки, научной общественности, средств массовой информации. С нашими докторантами во время визита в Алматы встречалась Государственный секретарь Гульшара Абдыкаликова. Всё это налагает на нас, с одной стороны, большую ответственность, а, с другой – служит прекрасным мотиватором. Необходимо сделать этот проект максимально успешным.

Приобретения и потери

– Не будем забывать, что рубрика у нас «Философская гостиная». Поэтому обратимся к Институту философии, политологии и религиоведения...

– Нельзя не заметить своеобразную философскую составляющую проекта. Ведь проректором по интеграции науки и образования, как я уже сказала, назначена директор Института философии, политологии и религиоведения. Именно поэтому в связке с Заремой Каукеновной оказались и мы, сотрудники института. Я, главный учёный секретарь и ведущий научный сотрудник Алексей Швыдко, назначенный заместителем руководителя Центра. Выбор проректора был поддержан министерством потому, что у нас есть опыт работы в вузе. Я работала в Казахском государственном университете международных отношений и мировых языков имени Абылай хана, а Алексей Александрович много лет трудился в Казахском национальном университете имени аль-Фараби. У него есть опыт работы проректором Казахского национального эконо-мического университета имени Турара Рыскулова. Но вернёмся к нашему институту. Осенью прошлого года мы приняли шесть магистрантов по специальности «философия», три докторанта PhD по специальности «религиоведение» и два докторанта по специальности «исламоведе-ние». Это новая специальность – ответ на вызовы современной жизни. Учёных в этой сфере у нас в стране пока немного. Одного магистранта по специальности «философия» мы отчислили.

– Я понимаю, это было непростое решение. Ведь и для самого несостоявшегося учёного, и для его научного руководителя это серьёзный минус.

– Разумеется, ничего не делалось спонтанно. С каждым из восьми отчисленных – по 10 институтам – велись довольно-таки продолжительные беседы. Но если человек пропускает занятия, не выполняет вовремя положенные задания – о чём говорить? Это же не детский сад. Мне кажется, беда в том, что в вузе некоторые соискатели учёных степеней так и не сумели повзрослеть. А в научно-исследовательских институтах существуют жёсткие правила, требу-ющие более глубокого осмысления полученных знаний. Магистранты и докторанты с первого дня обучения должны участвовать в проектах, которые ведёт институт. Все темы будущих магистерских и докторских работ должны быть привязаны к научным исследованиям, которыми занимаются наши институты. Поэтому важно отметить: новички обязаны работать в научном коллективе. Это не такое уж простое дело, каким оно кажется на первый взгляд.

– Собственно, ничего нового мы не придумали. На Западе вся наука развивается в университетах. В Советском Союзе её двигали академические институты. Вузы скромно занимались подготовкой врачей, инженеров и педагогов. На долю нашего поколения выпала эта кардинальная ломка.

– Мне кажется, она пойдёт на пользу делу. Научные центры, которые на Западе имеет каждый уважающий себя университет – это сосредоточие современной науки. В центре проводятся лабораторные опыты. Маститые профессора дают консультации будущим магистрам и докторам. И тут же, в университетских аудиториях читают лекции, делятся своим опытом и знаниями.

Часть мирового процесса

– Я знаю, что вы давно и плодотворно изучаете политические науки в Германии, владеете немецким языком. Очевидно, какие-то параллели напрашиваются…

– Да, я несколько раз была в Германии. Стажировалась в Германском обществе Восточной Европы – есть такая неправительственная организация в этой стране. И в университете имени Вильгельма Гумбольдта. Какие впечатления? Самое главное: Казахстан стал частью европейского и мирового научного процесса. В Германии кроме бакалавриата, магистратуры и докторантуры PhD есть постдокторантура – для наиболее одарённых исследователей. Нам ещё предстоит освоить эту ступеньку. У нас докторант учится три года. Из них два года уходит на теоретическое обучение. В Германии нет жёсткой кредитной системы. Будущий учёный не привязан к аудитории, он сразу начинает готовить свой научный труд. У него больше манёвра и свободы для творчества. Возможно, и мы к этому придём. В рамках нашего проекта мы рассматриваем такие возможности. С другой стороны, у нас на выбор темы даётся всего два месяца. Немецкие коллеги могут её вынашивать в течение года. Может потому, что мы страна молодая. Хочется быстрее добиться успеха. Поэтому у нас с первого дня обучения настойчиво призывают к результату. Профессор объясняет свои молодым коллегам практически на первой лекции: «Начинайте работать с журналами, издательствами. Пишите статьи». В течение двух лет обучения в магистратуре соискатель учёного звания должен подготовить одну-две статьи – со статистическими и социологическими выкладками, с комментариями и ссылками на отечественные и зарубежные источники по теме своего исследования. Что касается докторантуры, то за три года обучения молодой исследователь должен опубликовать минимум семь статей. Из них три в журналах, рекомендованных Комитетом по контролю в сфере об-разования и науки Министерства образования и науки Республики Казахстан, и одну в так называемых рейтинговых журналах с ненулевым импакт-фактором. Это значит: издания должны быть индексированы в специальных базах данных, которые признаются мировым сообществом. На сегодняшний день – это Thomson Reuters и Scopus. Помимо этого докторант обязан принять активное участие и выступить с докладом в трёх международных конференциях. В одной обязательно за рубежом. В Германии, к слову, нет такой «обязаловки». Там молодой учёный может предъявить результаты своего исследования в виде публикаций и обязательной моногра-фии после защиты. Решающую роль решает вердикт комиссии. Нужна ли такая работа, играет ли она общественную роль. На количество опубликованных работ там тоже обращают внимание. Но это не решающий аргумент во время защиты. У нас же издание статей остаётся рычагом контроля над деятельностью соискателя.

– Поговорим о том, какой путь должна проделать работа будущего учёного – от текста в компьютере до журнала или сборника. Вот перед вами статья магистранта и докторанта. Учёный совет института философии рекомендует её к публикации. Центр берёт на себя хлопоты по размещению статьи в научных изданиях или это личное дело каждого кандидата в учёные?

– Безусловно, это заботы ложатся на плечи самого докторанта и его научного консультанта. Наша задача что-то подсказать, предложить, проконсультировать, дать правильное направление. Для этого проводим тренинги, семинары, учим пользоваться базами данных. В научной библиотеке «Ғылым ордасы» есть доступ к ним. Все желающие могут получить необходимую информацию. Может быть, с помощью сотрудников библиотеки. Но не более того. В остальном же магистранты и докторанты должны действовать самостоятельно.

– Известно, что к будущему доктору PhD в качестве научного наставника прикрепляют иностранного учёного. Как правило, это профессора, работающие на постоянной основе или по контракту в одном из зарубежных вузов.

– Да, по условиям обучения в докторантуре у каждого соискателя два консультанта: отечественный и зарубежный. У них должен быть определённый индекс цитируемости в научных базах данных, публикации в рейтинговых изданиях. Зарубежный консультант, это, как правило, специалист, хорошо известный и вузу, и стране. Эксперт, который с уважением относится к политическому строю нашей страны, её истории, обычаям и традициям. Его имя можно найти в базе данных и самих институтов, и университета. То есть, грубо говоря, «человеку с улицы» мы не доверим подготовку будущего казахстанского учёного.

– Есть такая тонкая материя как психологическая совместимость. Эта деталь волнует вас как руководителя центра?

– А как же! Подготовка учёного – это длительный процесс. Мы внимательно смотрим за тем, как складываются отношения ведущего и ведомого – если пользоваться терминологией военных лётчиков. Иностранный консультант обязан организовать стажировку докторанта. Как он сделает это? Сугубо формально или ответственно, вложив свои знания и опыт в подопечного? Это всё непростые вопросы. Если такая командировка не состоялась, докторант не допускается к защите. Как правило, зарубежная стажировка проходит в том же самом университете, где работает наш зарубежный научный консультант.
Соревнование «денежных мешков»? Нет!

– Вполне понятен обоюдный интерес «шефа» и «подшефного», если они занимаются одной темой. А вдруг докторанту надо поехать в другое государство, поскольку с ней связаны его научные интересы? А научного консультанта из этой страны по каким-то причинам в вузе нет…

– Такое хоть нечасто, но бывает. В этом случае зарубежный консультант использует свои научные связи. Помогает связаться с руководством вуза, который нужен докторанту. Ну и мы, конечно, не стоим в стороне. Считаю, что главное в этих вопросах – это заинтересованность в судьбе молодого коллеги. Тогда все проблемы можно решить.

– Сейчас в Центре послевузовской подготовки карьеру учёного делают десять человек – с прицелом на Институт философии, политологии и религиоведения. Какие у них перспективы? Можно ли сказать с уверенностью, что все они пополнят славную когорту научных сотрудников института?

– Боюсь, что таких гарантий вам не даст никто. Наука – это постоянный и жёсткий отбор. Бывает, что молодой человек устал, разочаровался в профессии, решил переосмыслить свою жизнь. Но в целом, мне кажется, маститым учёным подрастает достойная смена – умная, пытливая. Залог успеха – серьёзные испытания при поступлении. Поясню на примере нашего института. На учёбу в докторантуре претендовало более двадцати человек. После собеседований рекомендации получили десять претендентов, а после экзаменов осталось только пять. Как я уже сказала, три религиоведа и два исламоведа. Они успешно завершили первый учебный год. В мае мы проводили аттестацию докторантов на учёном совете. Все требования по количеству кредитов и публикаций ими выполнены. Поэтому научные сотрудники института дали высокую оценку молодым коллегам – всем пяти. Такая же процедура проходила во всех десяти НИИ. Научно-исследовательская работа наших докторантов также была рассмотрена отделом по подготовке и аттестации научных кадров Казахского национального университета имени аль-Фараби. Все 48 докторантов, которые учатся по совместным образовательным программам, с первого раза прошли процедуру аттестации. Этот факт в своём выступлении на заседании ректората КазНУ особо отметил проректор по науке Тлеккабыл Рамазанов. «Докторанты НИИ мотивированы на большую науку. Некоторые из них уже сейчас имеют свои монографии. Значительный процент докторантов НИИ выполнили свой трехлетний план по публикациям наполовину. Такой успешный старт надо приветствовать», – подчеркнул Тлеккабыл Сабитович.

– Звучит, конечно, красиво. Но всё-таки, я хочу уточнить немаловажную деталь. Через 2 года у вас состоится выпуск докторантов. Они будут востребованы, найдут работу?

– Доктор PhD должен отработать в том месте, где он получил целевой грант. В нашем случае – пять свежеиспечённых докторов придут на работу в Институт философии, политологии и религиоведения. Что касается программы в целом. Более половины от общего количества бу-дущих докторов (если быть точнее 52%) уже на момент зачисления выполняли конкретные исследования, утверждённые нашим министерством. По условиям нашего проекта эта цифра должна быть равна 100%.

– Я ответ знаю наперёд, но хочу задать вопрос для наших зарубежных читателей: обучение в магистратуре и в докторантуре бесплатное?

– Безусловно. Всё обучение происходит на государственные гранты. Абсолютно честный отбор талантливой молодёжи для казахстанской науки, а не соревнование «денежных мешков». Заграничные командировки докторантам тоже оплачивает государство.

– Попробуем подвести итоги. Какие выводы можно сделать спустя год после начала работы?

– Самый главный: мы на правильном пути. Я бы выделила три момента. Первый: задача, постав-ленная перед нами – непосредственное участие в подготовке научных кадров самими учёными – выполнена. Восемьдесят видных учёных научно-исследовательских институтов ведут сейчас занятия в рамках проекта интеграции науки и образования. Среди них Карл Байпаков, Меруерт Абусеитова, Тынысбек Кальменов, Оразалы Сабден, Анатолий Косиченко и другие высокопрофессиональные специалисты, известные в нашей стране и за её рубежами. Они за-числены в штат Казахского национального университета имени аль-Фараби в качестве доцентов и профессоров. То есть параллельно с основной научной работой они заняты подготовкой научных кадров. Это энтузиасты, асы своего дела. Они читают лекции, проводят семинарские и практические занятия. Есть группа учёных, которые только консультирует докторантов. И таким образом участвуют в подготовке докторских работ. В свою очередь и вуз получил мощную подпитку, целый отряд преподавателей-практиков. Система достаточно гибкая. Она позволяет решить вопрос государственной важности. Интеграция вузовской и академической науки в Казахстане стала реальностью. От шумных дискуссий мы перешли к делу. Второе. Проект интеграции науки и образования в целом возник не на пустом месте. В течение ряда лет Министерство образования и науки выделяло НИИ целевые места для подготовки докторов PhD в Казахском национальном университете имени аль-Фараби. Поэтому учёные НИИ и преподаватели КазНУ имеют опыт многолетнего плодотворного научного сотрудничества. Мы взяли всё лучше из собственного и зарубежного опыта. Это важно подчеркнуть. В прошлом учебном году для наших магистрантов и докторантов свои актовые лекции читали директора наших НИИ, известные математики, историки, литераторы. Это Уалихан Калижанов, Абсаттар Дербисали, Максат Калимолдаев, Хангельды Абжанов, а также профессора и доценты Ка-захского национального университета. Среди них известный кинокритик, философ Олег Борецкий. В этом году в нашем проекте примет участие видный общественный деятель, поэт Олжас Сулейменов. Мы придаём большое внимание мировоззренческой составляющей личности будущего казахстанского учёного новой формации.

И, наконец, третье. Жизнь не стоит на месте, и для того, чтобы не отстать, чтобы войти в тридцат-ку развитых стран, казахстанской науке нужна новая генерация учёных. Эксперимент, который начался в стране год назад, позволит решить эту задачу. Спустя несколько лет мы получим ряд крупных научных школ. Все мы помним девяностые годы, когда наука влачила полуголодное существование. Возникла некая демографическая яма. Молодёжь не хотела работать в науке. Теперь ситуация меняется коренным образом. Закрепить позитивную тенденцию призвана ин-теграция науки и образования. Обучающимся по нашим программам магистрантам и докторантам выпала возможность и уникальный шанс – работать среди тех, кто находится на переднем крае казахстанской науки. А значит, продолжить их путь.


Беседовал ДМИТРИЙ САНИН

http://www.gazeta-vesmir.com