Комитета науки министерства образования и науки Республики Казахстан
наукакз

Исламофобия – болезнь заразная. Доктор философских наук Бахытжан САТЕРШИНОВ анализирует причины этого явления

Язык вражды

– Бахытжан Менлибекулы, нашу беседу я хочу начать с цитаты из одной московской газеты. Журналистка хвалит папу римского за скромность и критикует иерархов Русской православной церкви – за пристрастие к дорогим вещам и красивой жизни. Тема не новая, в интернете и в прессе широко обсуждаемая. И вот мимоходом она выдаёт такой пассаж: «Люди третьего мира, для которых вера – зачастую единственный способ организовать душу и как-то упорядочить поведение, отныне имеют не единственный выбор, предложенный исламистами: «Запад погряз в бездуховности и роскоши. Мы нищи, а поэтому святы, убей неверного – попадёшь в рай», но и второй выбор: в пользу человека, который, имея доступ к «Мерседесам» и другим благам, – ездит на метро, целует ноги больным СПИДом и выходит к народу без красной моцетты». Я специально привёл такую длинную цитату, чтобы меня не обвинили в передёргивании фактов. Это что же: в каждом, кто исповедует ислам, подозревать убийцу? Ведь по лицу не сразу разберёшь, кто он: правоверный мусульманин, который пришёл на намаз, или радикальный исламист с поясом шахида под обычным плащом? Отмечу, что цитата из этого, с позволения сказать, произведения принадлежит не новичку в журналистике, а испытанному бойцу газетного фронта…

– Эта цитата – типичный образец того, как вокруг ислама создаётся пояс недоверия, нетерпимости и страха. А у нас ещё немало людей, которые верят всему, что напечатано или сказано по телевизору. Людоедский принцип «убей неверного – попадёшь в рай» отстаивает ничтожно малая часть мусульманской уммы, в которой сотни миллионов человек. В большинстве своём это спокойные порядочные люди, а главное, законопослушные. Тем не менее нельзя отрицать: вероучение, имеющее более чем 1400-летнюю историю, которое позиционирует себя как «религия мира и покорности» многими экспертами и политиками расценивается как религия насилия, нетерпимости и терроризма. В чём причина?

С одной стороны, ислам для своих узкополитических целей пытаются приспособить как отдельные лидеры, так и явно преступные группировки. С другой – националисты, скинхеды, политические деятели право-консервативного толка специально всех мусульман обвиняют чохом в преступлениях, реальных и мнимых. По русской поговорке – вали кулём, потом разберём. Но трагедия современной жизни в том, что разбираться никто не собирается. Отмечу, что в Казахстане с самого начала независимости на протяжении двадцати лет велась политика толерантности, веротерпимости и духовного согласия. Но в последние два года неожиданно для многих граждан произошли теракты. «Героями» телевизионных репортажей стали боевики, которые причисляют себя к «мученикам по воле Аллаха». И теперь общество столкнулось с нехарактерным для нас явлением – исламофобией. Оказывается, это весьма заразная болезнь…

В данном конкретном случае – с него мы начали свой разговор – журналистка использует такой приём, как «язык вражды». Такими перлами пестрят средства массовой информации. В Казахстане в меньшей мере, в соседней с нами России – больше. Но учитывая тот факт, что российская пресса в нашей демократической стране продаётся свободно, вред от таких публикаций, конечно же, весьма ощутим. Но если оттолкнуться от конкретного материала и посмотреть на неё с научной точки зрения, то придётся признать: корни этого явления лежат в глубине веков. А если быть точнее, из Средневековья, когда арабы завоевали Пиренейский полуостров. Обычная война за территорию нуждалась в идеологической «накачке» – как со стороны мусульман, так и со стороны христиан. Не добавили взаимопонимания походы крестоносцев, падение крупнейшей христианской империи – Византийской – и экспедиция Наполеона в Египет. Казалось бы: где Египет, а где Франция. Но желание доказать, «кто в лавке хозяин», взяло верх. Хотя триумфальными победами император Франции увенчан не был. А скорее наоборот…

– Давайте не будем слишком углубляться в историю, потому что там можно накопать чего угодно. Поговорим о нашей современной жизни. Лично для меня ясно, что существуют как бы две ипостаси одной веры. В одной люди тихо-мирно молятся пять раз в день под гортанные крики муэдзина. В другой – перекошенные лица демонстрантов по поводу карикатур на пророка и симпатичный мальчик Ибрагим, в московской мечети познакомившийся с «наставником», который переправил его в горы. Ибрагим снялся в видео, где обещал «резать горло» неверным собакам», и должен был стать «живой бомбой» в Домодедово. Но в последнее время что-то у «воинов Аллаха» идёт не так. Ибрагим пришёл с покаянием на Российское телевидение. И вот теперь у меня вопрос: может быть, нормальные, вполне вменяемые мусульмане недостаточно чётко проводят границу между собой и вот такими «мальчиками», которые готовятся стать убийцами…

– Я думаю, что в чём-то вы правы. Наверное, мусульманам, как вы выразились, «нормальным и вменяемым», надо действовать более жёстко и решительно. Постоянно отстаивать свою позицию. И тот факт, что на Северном Кавказе и в Татарстане убивают имамов, авторитетных духовных лидеров, говорит о том, что исламское духовенство не молчит, а борется. Как умеет – чтением Корана, проповедями, молитвами.

Дело не в цифрах…

– А им в ответ – пулю да бомбу…

– Ислам сегодня переживает нелёгкие времена. И судьба этих мучеников – лучшее тому подтверждение. Но я о другом. Средства массовой информации больше интересуются сенсациями, громкими скандалами и терактами. А нужна кропотливая разъяснительная работа. С газетных страниц. С экранов телевизоров. С мониторов наших компьютеров. Я приведу такой факт. Пресса нас пугает «исла-мизацией Европы», «агрессией мусульман» и так далее. И когда один француз алжирского происхождения берёт несколько заложников, а потом погибает от полицейской пули, вся Европа возмущается, а газеты полны самых мрачных предчувствий. Но когда стопроцентный европеец Брейвик убивает 70 детей, реакция более сдержанная. Вы скажете, что это всего лишь эмоции? Но вот факты. Сегодня в странах Евросоюза проживает около 20 миллионов мусульман, включая иммигрантов. Это 4 процента населения. К 2030 году их будет, скорее всего, 8 процентов. Разве это критическая цифра?

– Мне кажется, что дело здесь не в цифрах. Мир видит, что внутри ислама происходят тектонические процессы. Брат-мусульманин с мечом и огнём идёт на брата. В Ливии Каддафи и повстанцы молились одному Аллаху. Сирия, раздираемая войной, – это ведь не конфликт, не дай Бог, католиков с мусульманами. А внутри-исламская кровавая «разборка». То есть ислам непредсказуем. Вот чего боятся люди, которые исповедуют другие религии. Или вообще атеисты. Они не понимают, что хотят эти люди, убивающие друг друга под священным знаменем, читающие один и тот же Коран…

– Экстремизм, увы, поразил, часть исламского мира. В Северной Африке. На Северном Кавказе. А теперь добрался и до Казахстана. Дело в том, что ислам – он очень разный. Во-первых, есть шииты и есть сунниты. Во-вторых, в нашей стране практикуется мирный ислам суннитского толка в соответствии с толкованиями ханафитского мазха-ба (то есть одного из четырёх подразделений в суннитском исламе). В-третьих, под прикрытием ислама работают силы, которым на религиозные силы, грубо говоря, наплевать. Тот же Каддафи покусился на интересы транснациональных монополий. И тогда натовские бомбардировщики взяли курс на Триполи. Большая нефть – вот предмет раздора. А не толкование различных сур Корана. Мы с вами понимаем, кто столкнул мусульман с мусульманами, хотя доказать это бывает очень трудно. Вы только подумайте – в центральной мечети Дамаска взорвали Рамадана аль-Бути, одного из самых авторитетных исламских богословов. Кстати, это лишний аргумент в пользу того, что в исламском мире далеко не все разделяют идеи экстремизма. И ставить знак равенства между терроризмом и исламом просто нелепо. Да, существуют группы боевиков, которые ведут подрывную деятельность. Но было бы грубой ошибкой утверждать, что простые верующие в исламском мире поддерживают их. Отмечу также, что в мире 90 процентов мусульман относятся к Ахли-сунна уаль-джамаат (сунниты). Среди четырёх основных мазхабов (Ханафи, Шафи, Малики, Ханбали) приверженцы ислама ханафитского толка составляют большинство. Это мирные и законопослушные мусульмане. Приписывать терракты на религиозной почве всему исламу неправомерно и беспочвенно.

– Раньше поднять руку на священника в любой религии считалось небывалым кощунством и страшным грехом. Сегодня отморозки с автоматами в руках никого и ничего не боятся…

– Казахстан, хоть и с опозданием, среагировал на вызовы современности. Создание Агентства по делам религии, принятие нового Закона о религии устранило правовой вакуум, в котором деструктивные элементы чувствовали себя достаточно свободно. Люди, называющие себя «тякфиристами», могли написать фетву в адрес того или иного мусульманина. Дескать, не читаешь намаз пять раз в день – значит, кяфир. То есть неверный. Понятно, что такой «ярлык» в судьбе человека ничего хорошего ему не сулил. И мог закончиться трагедией. Такие «средства воспитания» – не в традициях казахов, исповедующих ислам. Тем не менее в наших краях появились лжепроповедники, называющие себя салафитами. Они требуют вернуться к чистым истокам ислама и жить по законам жёсткого шариата, при котором отвергаются народные традиции и обычаи, что тоже не соответствует казахскому менталитету. Народ в своей массе их не поддерживает. Как я уже сказал, наш мазхаб ханафитского толка можно считать вполне либеральным и веротерпимым. Мы стараемся избегать крайностей и придерживаемся срединного пути.

– Сегодня мы расхлёбываем последствия религиозной эйфории, охватившей общество в начале девяностых, после распада СССР. Многие казахские семьи с гордостью сообщали знакомым: «Мой сын учится за рубежом». Отправить ребёнка на учёбу в мусульманскую страну, в исламский университет считалось большой удачей. О том, что ребёнку могут «замусорить» мозги, никто не думал. Что же теперь делать?

– О создании Агентства, о законе я уже говорил. Но в каждом случае нужен индивидуальный подход. Точечное противодействие чужим и чуждым идеям. Лучше ничего не придумаешь. Это задача наших имамов. А дело учёных – проводить честные объективные полноценные исследования. Доводить их до понимания общества – через СМИ, интернет-ресурсы. И многое уже сделано. Мы проводим «круглые столы», обучающие семинары, научно-практические конференции. Таким образом, мы участвуем в Государственной программе по противодействию и предотвращению проявлений экстремизма и терроризма. Мы, учёные-религиоведы, высказываемся за то, чтобы создавались высшие духовные учебные учреждения у нас в стране, может быть, на базе университета «Нур-Мубарак». До этого у нас были традиционные связи с учебными учреждениями Бухары и Самарканда, так как они нам ближе – как географически, так и духовно.

Не допускать конфронтации!

– Не так давно я пытался взять интервью у одного из имамов, но натолкнулся на жесткое непонимание. Он не готов был рассуждать об обществе, о месте ислама в нём. О той же проблеме исламофобии. Но служитель культа был готов рассказать только о своих непосредственных обязанностях, что, согласитесь, не столь интересно. А ведь публикация в русскоязычной прессе была бы весьма полезна…

– В исламе существует такое правило: ведут разговор с тем, кто приходит в мечеть. Интервью – это в какой-то мере отстаивание своей позиции, демонстрация каких-то принципов и взглядов. Это было не принято. Но новые реалии – это новые подходы. С избранием нового муфтия Духовного управления мусульман Казахстана многое стало меняться к лучшему. Имамы стали выступать по телевидению, приходят на заседание «круглых столов». Сотрудничаем с ними и мы, сотрудники Института философии, политологии и религиоведения. Но в целом вы правы. В отстаивании своих позиций служители культа недостаточно активны. Среди них мало ораторов, умеющих не только толковать Коран, но и вести доказательную полемику по разным общественным проблемам. Надо возрождать интеллектуальные традиции, вроде «Ид-жтихада», которые когда-то сделали нашу религию одной из самых прогрессивных в мире.

– «Иджтихад» – что это? Поясните…

– Школа «Иджтихад» – это собрание достопочтимых мудрецов-улемов, которые толковали те или иные события в обществе с точки зрения Корана и Сунны. Сейчас такой школы нет. Но сейчас есть исламские богословы, интеллектуалы, которые занимаются вопросами современности, вызванными модернизацией и глобализацией. Среди них Юсуф Кардави, Тарик Рамадан, покойный Рамадан аль-Бути, Ра-виль Гайнутдинов, Шамиль Аляут-динов, имам Мемориальной мечети в Москве и другие.

– В нашей газете мы уже писали о евроисламе. Как вы считаете, может ли он стать одним из барьеров на пути исламофобии?

– Пророк Мухаммад завещал нам не «утяжелять» религию, а облегчать её. Представим себе: мусульмане поселились в Европе. Они должны вести себя максимально деликатно, не допускать конфронтации. Что произойдёт, если они будут всё время конфликтовать с христианами? Никто не выиграет. Все проиграют. И потому смягчённый вариант ислама – это шаг в правильном направлении. Тем более что согласно канонам ислама политика – дело второстепенное. Прежде всего – справедливость. Почему бы под знаменем справедливого и гуманного общества не объединиться всем гражданам Европы – вне своей конфессиональной принадлежности?

Вообще ни в Коране, ни в Сунне не говорится об определённом типе государственного устройства, так называемом «исламском государстве». А говорится о качествах хороших и плохих руководителей и справедливости, так как прежде всего согласно мировоззрению ислама (в особенности в понимании Ахлю Сунны), служение Господу – превыше всякой политики. Рассуждения о некоем исламском халифате – это ведь более позднее приобретение. Далеко не все граждане Казахстана, хоть и правоверные мусульмане, не готовы жить в халифате. Они гордятся своим суверенным государством и не представляют мир в чёрно-белых тонах («свои» – «чужие»). Мы должны сохранить казахстанскую модель межрелигиозного диалога, сформированную на транспарентности и толерантности, которые присущи менталитету казахского народа. Согласно мировосприятию ислама, верующий должен принимать «каждого таким, какой он есть», то есть ислам однозначно принимает религиозное, этническое, культурное, идеологическое многообразие человечества как дело угодное Всевышнему, как «Божий промысел». В конце концов, это реалии нашей жизни. Ислам ни в коем случае не ставит такую абсурдную цель: насильственно распространять свою веру или искоренять другие религии. Тот, кто утверждает обратное, искажает исламское вероучение и мировоззрение. А следовательно, способствует распространению ис-ламофобии.

– На учёном, который работает на государство, лежит особая ответственность. Тем более что речь идёт о таком деликатном деле, как религия…

– Отдел религиоведения выиграл грант, благодаря которому Министерство образования и науки финансируют наши изыскания. Кстати, отдел религиоведения создан недавно, в декабре 2011 года. До этого существовал отдел философии и культуры религии, что, как вы понимаете, совсем другая история. Сейчас в отделе три сектора: теории и методологии религиоведения, государственно-конфессиональных отношений и сектор исламоведе-ния. Первый возглавляет Анатолий Косиченко, второй – Елена Бурова, а третий – Наталья Сейтахметова. Все трое доктора философских наук, а Наталья Львовна в прошлом году была избрана членом-корреспондентом Национальной академии наук Республики Казахстан.

Сегодня мы работаем над шестью фундаментальными научно-исследовательскими проектами. Это «Возможности религии в снижении уровня вызовов и угроз современности» (руководитель А. Косиченко); «Евроислам в социокультурных и политических реалиях современного Казахстана» (Н. Сейтахметова); «Знание и вера в эпоху глобализации: диалог восточных и западных концептов в культурно-цивилиза-ционном пространстве Казахстана» и «Институт семьи как фактор стабильности казахстанского общества» (Г. Соловьёва); «Деятельность новых религиозных организаций в Казахстане» (Е. Бурова); «Исламо-фобия и стереотипы на религиозной почве» (Б. Сатершинов). Мы готовим статьи по проектам, проводим «круглые столы». Один из них состоялся совсем недавно. Его тема «Терроризм в Центральной Азии – миф или реальность?»

Мирные дехкане или террористы?

– На эту проблему два полярных мнения. Профессор из Бишкека Александр Князев считает, что угроза буквально у порога, поскольку на севере Пакистана, в зоне, неконтролируемой Исламабадом, созданы лагеря боевиков, в которых тренируются боевики из так называемых джамаатов. В том числе и из Казахстана. Не менее 200 выходцев из нашей страны, «идейных» бандитов (по другим данным, до 500) готовятся бороться и умирать под зелёным знаменем на своей этнической родине. Его коллега, директор Института мировой экономики и политики Султан Акимбеков при Фонде Первого Президента РК ему возражает. Дескать, незаметно передислоцировать такую «бригаду» из Пакистана в Казахстан практически невозможно. А слухи о батальоне смертников намеренно распускают российские спецслужбы, чтобы бросить Казахстан в ещё более тесные объятия северного соседа…

– Мы обсуждали обе версии. Я лично считаю, что приуменьшать опасность недальновидно. Это суровая реальность. Кадры из этих лагерей уже выложены в интернете, они попали на экраны телевизоров. Отношения между джамаатами, да и внутри их, далеки от идиллических. Имеют место быть мелкие подставы и серьёзные разногласия. Религия – для них дело десятое. Главное – политические интриги, жажда «громких дел» и фанатическая ненависть к «кяфирам». Лагеря боевиков – это не миф. А что касается их доставки в Казахстан, понятно, что боевики не станут маршировать под зелёными знамёнами. Они могут передвигаться разными маршрутами, через разные страны, даже не зная друг друга. Под личиной мирных дехкан, торговцев, предпринимателей. Другой вопрос: готовы ли их встретить наши силовики? Насколько тесно налажено взаимодействие спецслужб? Вы же помните: в Таразе боевик-фанатик в одиночку (!) уложил семерых человек, в том числе и двух сотрудников КНБ, а также обстрелял офис этой «фирмы», одной из самых влиятельных и могущественных в стране. Во всяком случае, мы привыкли так думать. Но, как видим, в наших секретных службах дела обстоят не столь блестяще, как хотелось бы…

– Давайте подведём сугубо предварительные итоги – я имею в виду вашу работу. Видимо, выйдет книга или монография?

– По итогам научно-исследовательского проекта будет издана коллективная монография. Мы выработаем рекомендации для Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан, администрации главы государства, правительственных структур. Некоторыми предложениями я готов поделиться уже сегодня. Я бы выделил три позиции предотвращения религиозного экстремизма. Первая: деятельность экстремистских организаций государство запрещает законом. Либо создаётся правовое поле, в рамках которого подобные организации не имеют возможности развиваться. Второе, необходимо усилить религиозные организации. Выделять эфирное время для выступлений имамов, священников и представителей прочих религий. Готовить высоквалифицированных имамов в своём государстве. Мы цивилизованная суверенная страна и в состоянии разобраться, какой ислам нам нужен. Третий момент. Следует повышать религиозную грамотность населения. Возможно, уже с пятого класса давать специальные знания. При этом ни в коем случае нельзя раскалывать коллектив: казахам преподавать ислам. А русским ребятам православие. Нет, все дети должны знать хотя бы основы традиционных мировых религий.

Что хочу сказать, подводя итог нашей беседы. Политика межконфессиональной толерантности и духовного согласия, проводимая в нашей стране под руководством Президента Нурсултана Назарбаева, препятствует политической радикализации ислама. Взаимопонимание и толерантное отношение к многообразию культур и религий, противодействие любым формам нетерпимости и дискриминации, расизма и экстремизма препятствует политической радикализации религии. Диалогический дискурс в контексте противостояния исламо-фобии является эффективной мерой в противодействии религиозному экстремизму, формирует идеологию комфортабельного сосуществования в Республике Казахстан всех граждан – вне зависимости от национальности и вероисповедания.

Беседовал ЮРИЙ КИРИНИЦИЯНОВ
Республика Казахстан, газета "Весь Мир"
http://www.gazeta-vesmir.info/newspaper/?p=1273

Блок комментариев к статье (0)

Список комментариев пуст.

Оставьте комментарий

Ваше имя:
Email: (только для администрации)
Ваш телефон: (только для администрации)
Ваш комментарий: (максимум 999 символов, осталось: 1000)
Секретный код: captcha