Комитета науки министерства образования и науки Республики Казахстан
наукакз

Семья – прообраз Отечества. Грета СОЛОВЬЁВА, главный научный сотрудник Института философии, политологии и религиоведения Министерства образования и науки Республики Казахстан, доктор философских наук, профессор.

Семья – прообраз Отечества.

Мы привыкли называть семью «ячейкой общества». Сегодня этот институт испытывает колоссальные перегрузки. «Ячейки» кое-где ослабли, порвались или исчезли вовсе – в традиционном понимании этого слова. Попытки осмыслить процесс напоминают лов рыбы дырявой сетью. Что должно делать общество и чего не делать? Как относиться к переменам? В этом пытается разобраться Грета СОЛОВЬЁВА, главный научный сотрудник Института философии, политологии и религиоведения Министерства образования и науки Республики Казахстан, доктор философских наук, профессор.


УГРОЗА ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ?

– Грета Георгиевна, сегодня традиционная семья всё чаще подвергается сомнению, а то и осмеянию. Массированная, настойчивая и – давайте признаем – умелая гей-пропаганда в конце концов сделала своё дело. Все мы видели по телевизору регистрацию двух месье в одной из французских мэрий. Чтобы нас не обвинили в отсутствии толерантности, воздержимся от оценок. Просто попытаемся поразмышлять: семейные ценности размываются или они становятся другими? Может быть, вы, учёные, видите то, чего не замечают простые люди?

– Думаю, что апокалипсиса здесь пока не предвидится. И с предположением о том, что семья уходит из общества как институт, я бы не согласилась. Но тревожные процессы действительно происходят. Но по-прежнему семья – это ячейка общества, социальный институт. Более того, это та форма жизни, в которой человек только и может существовать. Человек рождён для того, чтобы любить свою «вторую половинку», заботиться о ней и быть счастливым. Учиться взаимопониманию и доверию. По сути дела, это прообраз Родины, Отечества. С отчего дома начинается человеческая жизнь. В ней она и заканчивается.

Настоящая семья должна быть дружной. Строиться на духовных и нравственных началах. Есть понимание в семье – будет и порядок в обществе, в государстве, в человечности. Но – увы! Те негативные процессы, с которых мы и начали наш диалог, невозможно не заметить. И уж тем более замалчивать их. Достаточно открыть свежую прессу, заглянуть в интернет, чтобы понять это. Традиционная семья в 15 странах «разбавлена» однополыми браками. Теперь они разрешены по закону и охраняются законом.

Такая же ситуация и во многих штатах США. Правда, время от времени протесты по этому поводу сотрясают западное общество. Достаточно вспомнить ту же Францию. Но остановить этот процесс, видимо, уже невозможно. В Испании, стране с давними католическими традициями, принят закон, разрешающий усыновление детей двум мужчинам или двум женщинам, состоящим в однополом браке. Что это означает? Ребёнок с малых лет получает искривлённое представление об окружающем мире. Сегодня одни эксперты утверждают, что кризис традиционной семьи в Европе – общепризнанная тенденция. Нет, это просто её трансформация, уверяют их оппоненты. Истина, видимо, где-то посредине, считают третьи.

– Позвольте, если я вас правильно понял, угрозы человечеству учёные не видят? «Жизнь такова, какова она есть и более не какова»?

– То, что происходит в Европе, это разрушение базовых семейных ценностей, основы человеческой цивилизации. И это, конечно же, печально. Разложение семьи – первый признак того, что в обществе происходят глубинные процессы, свидетельствующие о его социальном нездоровье.

– Я полагаю, что мы не можем не сказать о роли церкви. Традиционно она освящала, семейные ценности, стояла на страже их. Но посмотрите, что происходит. В католической «епархии» постоянные скандалы, связанные с разоблачением священников-гомосексуалистов и пастырей-педофилов. В неблагородных и неблаговидных деяниях подозреваются клирики, стоящие в буквальном смысле рядом с папским престолом. Не лучшим образом отметилась и Русская православная церковь. Благодаря откровениям диакона Андрея Кураева общественность узнала о шокирующих подробностях, связанных с действиями «голубого лобби» в Казанской семинарии и в других приходах.

– Католическая церковь сдаёт свои позиции. Это общепризнанный факт. Она пытается оппонировать исламу не только с христианских, но и политических позиций. Ислам – мощная молодая религия, наполненная энергией. Так что соревноваться с ним в этом невозможно. Да и бессмысленно. Поэтому католикам лучше направить свои усилия на духовное возрождение веры, в том числе и на укрепление традиционной семьи. Лютеране в этом смысле определились иначе. Там священники уже давно освящают однополые браки.

Что касается православия. Я слежу за публикациями в прессе и в интернете. Но пока можно говорить об односторонней информации. Будем ждать, что патриарх Кирилл лично выступит с какими-то официальными объяснениями по этому вопросу. Вместе с тем я надеюсь, что здоровые силы в Европе, в России, да и во всём мире возьмут верх. Увидят, что угрозы человеческим, духовным ценностям могут привести к разрушению общества как такового. Во всяком случае, философы в Европе пытаются отстоять традиционную семью, о чём свидетельствует полемика в европейских средствах массовой информации и в научной периодике. Как развернутся события, прогнозировать трудно. Но, вообще-то, я настроена в этом смысле оптимистично.


КОМУ ВЫГОДНО?

– В Библии нет ничего об однополых браках. Её создателям и в голову прийти не могло, чтобы, скажем, Авраам стал мужем Иакова. Но с другой стороны, в Библии нет ничего об искусственном оплодотворении, о суррогатном материнстве. Защитники секс-меньшинств искусно пользуются прогрессом и отвергают доводы о своей бездуховности. Тем более что Испания одиозным примером не останется. Гомосексуалисты и лесбиянки скажут: какие к нам претензии? Мы воспитываем детей. Ходим по воскресеньям в церковь. А всё остальное вас не касается. Я, как и вы, не разделяю такие позиции. Но согласитесь, с этим всё труднее полемизировать. К тому же я не думаю, что французские парламентарии и депутаты испанского парламента не читали Библию. Как вы думаете, что должно произойти в головах народных избранников, чтобы они решились бросить вызов вековым устоям?

– Депутаты живут по законам политики. Они зависят от своих избирателей. Гей-сообщество набрало если не силу, то определённое влияние, оно крикливо и амбициозно. Политики бывают вынуждены с ним считаться. Тот же Франсуа Олланд пришёл к власти во многом благодаря тому, что его поддержали «голубые» и «розовые». Увы, это наглядный пример того, как меньшинство диктует свои правила жизни большинству. Да, сотни тысяч французов вышли на улицу с протестом против этого закона. Но было уже поздно.

Возникает ощущение, что в мире существует какая-то геополитическая стратегия на разложение базовых ценностей человеческой цивилизации. Главной является семья, одна из духовных основ общества. Казалось бы, зачем это «сильным мира сего»? Разложившимися, аморальными людьми легче управлять. И это стратегия не одной страны – Франции, Германии или Испании. Некоторые эксперты утверждают: она, эта стратегия, носит глобальный характер «трёхсот семей», которым выпало управлять миром. Впрочем, не будем гадать, так ли это. Но очевидно, что мировая элита весьма терпимо относится к разрушению человеческой цивилизации. Это меня как учёного и как женщину чрезвычайно тревожит.

– Что же пора обратить свой взгляд на родное Отечество – Республику Казахстан…

- Расскажу о том, чем занимается наш институт. Можно назвать его флагманом в отстаивании духовных ценностей. Расскажу о нашей работе – исследовании «Институт семьи как фактор стабильности казахстанского общества», которое группа ученых нашего института под моим научным руководством выполняет в рамках грантового финансирования Министерства образования и науки в 2012–2014 годах. Хочу подчеркнуть: впервые академическая наука обратилась к этой теме. Раньше считали, что эта тема из разряда обыденных, бытовых. И серьёзным учёным не пристало заниматься этой проблематикой. Но жизнь внесла коррективы в подобные представления о науке.

Мы провели два социологических исследования. Было опрошено 3000 человек – во всех областях Казахстана, в Астане и в Алматы – различных по признаку этноса, пола, возраста, социального положения и вероисповедания. По их результатам издана монография «О положении и тенденциях развития казахстанской семьи», подготовлена вторая книга «О соотношении религиозных и светских ценностей в казахстанских семьях».

Да, в казахстанской семье много проблем. С одной стороны, это малочисленность многих из них. С другой – многодетность и бедность. Определённым вызовом можно считать раннюю сексуальность и неполные браки. И так далее, и так далее. Кстати, много негатива и пессимистических прогнозов по этому поводу можно найти в казахстанских средствах массовой информации. Наша задача была проста: не включаться в массовую истерию, а, наоборот, выявить и заострить положительные тенденции. Ибо только то общество, в котором, несмотря на все трудности и недостатки, превалируют настроения социального оптимизма, может справиться с вызовами времени.

К каким же выводам мы пришли? Подавляющее большинство казахстанцев считают семью базовой ценностью – 83 процента. При этом они связывают её с интересами общества и государства – вот что важно. То есть наши респонденты свою личную счастливую жизнь не представляют без казахстанского общества. Что, конечно же, совсем неплохо. Трансформации, которые происходят в казахстанских семьях – по гендерному, социальному или религиозному признакам – носят мирный и вполне конструктивный характер. По-прежнему популярны межнациональные браки.

Здесь мне хотелось сказать об одной позиции, которая меня настораживает. Термин «гендерный», словосочетание «гендерная политика» в последнее время размывается. Этот термин начинает активно использоваться в теориях и практиках нетрадиционных браков, с которых мы и начали свой разговор. Положительный смысл гендерного равенства старательно затушёвывается. Договариваются до того, что биологический пол ничего не значит. Я категорически против таких мировоззренческих «вывертов».


МАТЕРИНСКИЙ КАПИТАЛ ДЛЯ КАЗАХСТАНСКИХ МАМ

– И здесь мы с вами, конечно же, союзники…

– Гендерное равенство в республике провозгласили как один из важных, основополагающих принципов для молодой суверенной страны. А позже, в 2006 году была принята «Стратегия гендерного равенства», рассчитанная на 10 лет. Я участвовала в разработке этого документа, поэтому могу рассуждать о нём со знанием дела. Смысл этой концепции – добиться равенства социальных позиций мужчин и женщин. Обеспечить доступность всех членов общества – независимо от пола – к образовательным, экономическим, политическим ресурсам. Но при этом мы не отрицали биологических различий. Не подвергали сомнению институт материнства и отцовства. Западная модель, где мать и отца зовут «родитель № 1» и «родитель № 2», у нас, слава Богу, не прижилась. И вряд ли приживётся.

Конечно, сегодняшняя казахстанская семья – это не патриархальная ячейка общества, в которой только мужчина кормилец и добытчик. А женщина сидит дома, занимается хозяйством и детьми. Реально же в казахстанской семье происходит перераспределение гендерных ролей. Совсем нередки случаи, когда именно женщина становится и «добытчиком», и «кормильцем». Мы выяснили: происходит это потому, что доступ женщин к образованию, экономике и к власти в нашем государстве обеспечен не на словах, а на деле. Казахстан в этом смысле занимает одну из передовых мест на постсоветском пространстве. Наша страна подписала все документы по гендерному равенству, которые рекомендованы мировым сообществом. И в этом смысле она, конечно же, образец для других государств.

В Нью-Йорке при ООН создан постоянно действующий Комитет, который следит за ликвидацией всех форм дискриминации в отношении женщин. Работает Фонд развития в интересах женщин (ЮНИФЕМ). В декабре 1979 года была принята Концепция о ликвидации всех форм дискриминации женщин. 190 стран мира подписали базовый документ, который регламентирует деятельность национальных правительств в этой деликатной сфере. В том числе и Казахстан в июне 1998 года. Каждая страна приезжает на заседание этого комитета с отчётом.

Не так давно в Нью-Йорке побывала делегация из Казахстана, которая поделилась опытом нашей страны. Мы получили высокую оценку мирового сообщества. К слову, у нас в республике создана Национальная комиссия по делам женщин и семейно-де-мографической политике. Сегодня её возглавляет Махаббат Бекбосынова. Директор нашего института является членом данной комиссии. Результаты и рекомендации нашего научного проекта активно используются Нацкомиссией.

– Комиссия – это, безусловно, благое дело. Но она может всего лишь дать совет Президенту. Многие авторитетные дамы просили главу государства не повышать возрастной рубеж женщин для выхода на пенсию – до 63 лет. Но экономические реалии, видимо, таковы, что придётся прислушаться к экономистам и финансистам. Да и дело не в количестве структур, которые призваны защищать интересы женщин и семьи. Возможно, из Нью-Йорка мы смотримся неплохо. Но вот недавно я узнал факт, который меня уязвил до глубины души. Оказывается, по количеству самоубийств среди девушек от 15 до 19 лет Казахстан удерживает первое место среди стран СНГ. Как это увязать с семейными ценностями, за которые горой стоят 83 процента граждан нашей страны?

– Было бы нечестно закрывать глаза на социальное расслоение нашего общества, которое приводит отдельные семьи и граждан к трагедиям. Да, мы состоявшееся государство. Мы достигли неплохих результатов в социальной политике, особенно на фоне соседних стран. Но нельзя требовать от государства больше, чем оно может дать. Мы не можем перепрыгнуть через определённый исторический этап, который называется транзитным обществом. В скандинавских странах, к примеру, граждане платят налоги, которые идут на социальные нужды – 50–60 процентов с ежемесячной заработной платы. У нас такие налоги семейный бюджет не выдержит. Поэтому подоходный налог всего 10 процентов. В России – 13. Причём и олигархи, и бюджетники платят 10 процентов, что лично мне кажется несправедливым.

Кстати, хочу вернуться к социологическому опросу, о котором я уже рассказывала. Наши респонденты, одобряя в целом политику государства в семейно-демографических отношениях, указывали и на отдельные недоработки. В частности, люди недоумевают, почему в Казахстане нет такого понятия, как «материнский капитал». А в соседней России он реально работает на улучшение демографии. Хотя из СМИ мы знаем и примеры недобросовестных махинаций, связанных с его начислением.

– Не знаю, согласитесь ли вы со мной, Грета Георгиевна, но мне кажется, что мы тратим массу времени и денег на явно сырые реформы. Скажем, несколько лет назад в Министерстве образования и науки появился Комитет по охране прав детей. Хотя, казалось бы, защищать надо интересы всей семьи, тогда будет защищён и ребёнок. Колоссальные средства были израсходованы на обеспечение деятельности структур этого комитета в регионах, где были созданы так называемые департаменты по защите прав детей. А в итоге пшик – буквально недавно областные департаменты, после шести лет их кипучего бумагооборота, закрыли из-за неэффективности и бесполезности.

– Я согласна: реформы в таком деликатном деле, как семья, требуют более глубокой проработки. Мы стремимся внедрить опыт развитых стран. В том числе и ювенальную юстицию, которая защищает правовую сторону интересов ребёнка. Мы – молодая страна. Учимся и переучиваемся на марше. Вообще права ребёнка и человека – материя сверхтонкая. Приведу такой пример. Не так давно я побывала вместе со своими коллегами по институту на Всемирном философском конгрессе в Афинах. Бурные аплодисменты сорвала делегат из Израиля, которая в нарушениях прав человека обвинила… религию. Не какую-то конкретно, а сразу все. Но мы-то, выйдя из общества воинствующего атеизма, знаем, что религия может быть и терпеливым другом, и взыскательным наставником.


«ПЕРВЫЙ БЫЛ ВОПРОС – «СВОБОДУ АФРИКЕ»…

– В ходе любого социологического опроса многие результаты ожидаемы. А были такие результаты, которые вас, как теперь говорят, «зацепили»?

– Мы с вами всё время говорим, что наше государство – светское. И верим в это как в непреложную истину. Но всё гораздо интереснее и даже парадоксальнее. Видимо, у нас государство хоть и светское, но далеко не атеистическое. Более половины всех опрошенных считают, что для казахстанской семьи религия крайне важна – как часть культуры, воспитания, уважения к традициям и обычаям народа. При этом тридцать процентов респондентов не видят особого смысла в религии. И около двадцати процентов по отношению к ней ещё не определились. Согласитесь, любопытная «раскладка» мнений. При этом надо понимать, что глубину религиозности общества измерить крайне сложно. Многие граждане привержены определённым религиозным ценностям, но при этом ведут вполне светский образ жизни. Гражданская идентичность для них является принципиально важной. Но в целом, как показывают социологические опросы, религиозность общества нарастает. Как будут взаимодействовать две эти тенденции, сказать не возьмётся никто.

– Мы с вами немало времени отвели обсуждению однополых браков. Что в каком-то смысле закономерно. Сегодня весь мир зациклился на этой проблеме. Но при этом мы упустили так называемый гражданский брак. Его ещё называют «пробный», «гостевой». Как к такой форме сожительства мужчины и женщины относится общество? Государство? Наука?

– Количество гражданских браков нарастает. Это общемировая тенденция. Она коснулась и нашей страны. Государство сделало в этом смысле упреждающие меры. Приняты законы, которые фактически уравнивают права и обязанности казахстанцев в зарегистрированном и незарегистрированном браке. Это важно, когда речь идёт о совместном воспитании ребёнка, начислении алиментов, получении наследства и так далее. Сейчас мы готовимся провести новые социологические исследования – среди молодёжи. Что-то мне подсказывает, что новое поколение казахстанцев терпимо относится к такой форме проживания и ведения хозяйства, как гражданский брак. К слову, есть такое мнение: в гражданском браке люди дольше сохраняют романтические отношения, крепче любят друг друга. Так или иначе, проживание в гражданском браке сегодня не считается чем-то предосудительным. Во всяком случае, государство не проявляет к таким парам повышенного интереса. И это уже неплохо.

– Одно из уродливых явлений, которым характеризовался советский образ жизни, было вмешательство государства в семейные отношения. Письма в партком, местком и прочие «комы» на тему «Мой муж подлец. Верните мне мужа» – это суровые будни огромной страны по названию «СССР». Конечно, нормальные люди пытались противостоять коллективному безумию. Например, слушали Александра Галича: «У них первый был вопрос «Свободу Африке». А второй уж про меня – в части «разное». Как вы полагаете, современная молодёжь понимает, что такое у нас невозможно? Ценит ли новые реалии?

– Не думаю. Молодые люди воспринимают сегодняшнюю жизнь как должное. Им трудно представить, как это может быть иначе. Признаюсь, мне самой как-то по долгу службы пришлось принимать участие в унизительном судилище. На партсобрании до полуночи разбирали дело одного такого бедолаги…

– Что ж, давайте попытаемся подвести некоторые итоги. Два года вы ведёте исследования по семейной проблематике. Можно ли говорить о каких-то результатах? О новых тенденциях?

– Что касается новых тенденций. У молодёжи сейчас принято сочетаться браком с представителями своей социальной группы. Условно говоря, дети олигархов ищут себе подобных, а молодые люди из небогатых семей стараются взять в жёны скромную девушку из простой семьи. Но в то же время большинство опрошенных в качестве главного условия семейной жизни называют любовь. А не материальное состояние избранника или будущей спутницы жизни. Так что вопреки устоявшемуся мнению о поголовном прагматизме нашей молодёжи, чувства остаются на первом месте.

И вот здесь я подхожу к самому главному. Казахстанское общество с надеждой смотрит в будущее. И это касается в первую очередь семьи. Западные «новации», к счастью, пока не оказывают сколько-нибудь заметного влияния на настроения в казахстанском обществе. «Ячейки общества» хоть и испытывают колоссальные перегрузки, но остаются прочными. Так что в этом смысле казахстанское сообщество дырявую сеть не напоминает. У нас существуют прочные традиции цивилизованного, умеренного ислама. Прочные позиции занимает Русская православная церковь. В Казахстане сложился особый менталитет, который не приемлет западных «художеств».

Хочу добавить, что тема семьи – это прежде всего тема любви и счастья. Сокровенная суть любви – творчество, чувство прекрасного. Мы порождаем себе подобных – детей. Этим отпускается человеку его доля бессмертия. Так учил великий Сократ. И мужчина, и женщина могут состояться только в семье, а семья – в ребёнке.


Беседовал ЮРИЙ КИРИНИЦИЯНОВ
Республика Казахстан

http://www.gazeta-vesmir.info/newspaper/?p=1532