Комитета науки министерства образования и науки Республики Казахстан
наукакз

Есть ли в стране молодёжная политика? На этот и другие вопросы отвечает Шолпан ЖАНДОСОВА, учёный секретарь Института философии, политологии и религиоведения Министерства образования и науки Республики Казахстан, доктор PhD.

«В человеке должен быть стержень»

Пусть расцветают сто цветов

– Шолпан Мулькимановна, давайте начнём с главного. Существует ли молодёжная политика в нашей стране? И если да, то попытаемся назвать несколько её признаков…

– Безусловно, существует. Как и во многих странах мира. Поскольку именно она является приоритетным направлением в развитии государства. В нашей стране это система социально- экономических, политических, организационных и правовых мер, которые осуществляет го-сударство для развития молодых граждан Казахстана. Хочу обратить ваше внимание на несколько позиций. Первое: с 2004 года в республике действует специальный закон о молодёжи. Это основной документ для осуществления политики на этом направлении. Второе: в Республике Казахстан разработана и активно осуществляется Государственная программа по развитию молодёжи – на уровне всей страны. И региональные программы, которые учитывают своеобразие каждой области. В Соединённых Штатах несколько иная картина. Там программа – единая на всю страну. И каждый штат решает самостоятельно, стоит ли ему принимать соответствующий меморандум на местном уровне. Как правило, не принимают. Третье: в областных и городских акиматах существуют управления, которые проводят в жизнь государственную молодёжную политику. Соответствующие структуры созданы во многих министерствах и ведомствах. Ну и, наконец, четвёртое. В стране активно работают сотни различных неформальных и общественных объединений, движений и организаций. Только в Алматы их насчитывается более ста сорока.

– С одной стороны, как говорят китайцы, «пусть расцветают сто цветов». Но в этой пестроте легко заблудиться. Разумеется, никто не собирается призывать к возрождению комсомола, но какая-то координационная структура не помешала бы.

– Я не раз думала об этом. Беда в том, что порой молодые люди не знают, чем занимаются их коллеги в организациях похожего профиля. Несмотря на существование государственных структур, которые просто не в состоянии уследить за таким обилием и разнообразием. Какой же выход? Я полагаю, что рано или поздно молодёжное движение начнёт консолидироваться. Начнут появляться ассоциации, мелкие организации начнут объединяться. Нечто похожее мы наблюдаем в бизнесе. Здесь своё веское слово должен сказать Совет по делам молодёжи при Президенте страны. К сожалению, эта структура пока слишком робко осваивается в общественном и медийном пространстве. Результаты деятельности совета весьма скромные. Мне кажется, здесь надо выстраивать вертикаль, но не административную, не командную, а творческую. Надо меньше писать отчётов, а больше заниматься делом. Скажем, поисковые военно-патриотические отряды – с помощью того же совета по молодёжной политике – могли бы работать по общей программе, консультировать новичков и помогать друг другу.

Поколение с проводами в ушах

– Давай переходить к конкретике. В советское время выпускник вуза должен был отработать три года по распределению. Он знал, что ему дадут рабочее место, зарплату. На первое время место в общежитии, а затем и бесплатную квартиру. Разумеется, для этого нужно будет поехать в маленький город или даже село. Мой путь в журналистике начался с районной газеты «Авангард» Джетыгаринского района Кустанайской области, о чём я совершенно не жалею. Ну а как начинают свою жизнь сегодняшние выпускники? Мне кажется, им гораздо труднее, ведь их никто не опекает, не направляет…

– Так это же хорошо! Высшее образование – это огромный шанс, который можно использовать по своему усмотрению. Просто сегодня специалист формируется не к пятому курсу, как в советское время, а гораздо раньше. Первые четыре года – бакалавриат. Во время обучения студент проходит производственную и педагогическую практику. Нас настраивают: «Постарайтесь «выложиться» по максимуму, чтобы работодатель заметил, оценил вас и пригласил на работу». Если студент хочет заниматься наукой, он может пойти на практику в академический институт или НИИ, где перед ним откроются вполне реальные перспективы. Хочешь работать преподавателем? Оставайся на практику в университете и покажи себя с луч-шей стороны. Конечно, далеко не всем удаётся проявить себя во время бакалавриата. Тогда вторая попытка: магистратура. И снова практика. И снова шанс показать себя. Ну и, наконец, докторантура. Здесь уже «или-или». Или ты проявил себя за годы учёбы. Либо зря потратил время и деньги, что, увы, тоже бывает. Приведу пример из собственной жизни. Я решила стать политологом. А для этого необходимо знание как минимум трёх языков. бакалавриат я оканчивала на казахском языке. Магистратуру – на русском. А в докторантуре училась на английском языке. Поэтому для меня триязычие – это не абстрактный лозунг. А руководство к действию. Возьмите государственную службу. Раньше, на самые низкие позиции принимали бакалавров. Но время идёт, требования усложняются. Не так давно я прочитала в интернете: теперь на госслужбу будут принимать только после окончания магистратуры. Впрочем, есть и ещё одна реальная возможность быстрее начать взрослую жизнь. Через четыре года после окончания бакалавриата. Существует государственная программа «С дипломом в село». В отличие от советского распределения молодой человек сам выбирает местожительство. Заключает контракт на три года, в котором обговариваются все самые важные параметры сельской жизни. Размер зарплаты и подъёмных, жильё, работу для жены и место в детском саде для ребёнка. Разумеется, это касается в первую очередь выпускников медицинских, педагогических и сельскохозяйственных вузов. Я полагаю, эта программа – важная составляющая молодёжной политики. Не так давно я побывала в одном из сёл Алматинской области, километров семьдесят от Талдыкоргана. Встретилась с выпускниками, которые в целом неплохо адаптировались в сельской жизни и не жалеют о своём переезде. Они получили неплохие подъёмные от государства. И эти деньги стали своеобразным стартовым капиталом. В эпоху рыночной экономики, согласитесь, немаловажное условие.

– А как мы смотримся в этом смысле на фоне развитых стран?

– Я проходила стажировку в США. И знаю внутреннюю «кухню» образования и трудоустройства. Американцы не опекают своих молодых людей. Они воспитывают в них дух самостоятельности и авантюризма – в хорошем смысле этого слова. Если государство станет поддерживать молодого, здорового выпускника вуза, то оно рискует получить иждивенца вместо полноценного гражданина. У нас, конечно, другой менталитет, другая модель взаимоотношения государства с молодыми людьми. Скажу так: она более человечна. Она учитывает бесспорную истину: молодёжь – это своеобразный капитал страны. И должна уважать историю и традиции родной страны, язык и культуру. В последнее время этому уделяется большое внимание. И это правильно.

– Однажды один мой коллега сказал в сердцах о своём сыне, с которым в очередной раз не нашёл взаимопонимания. «Выросло поколение с проводами в ушах. Ничего не хочет знать, кро-ме айфонов и компьютеров». Глупо было бы осуждать прогресс, но не кажется ли вам, что ещё никогда пропасть между молодыми и пожилыми людьми не была так глубока? Тому много объяснений. Произошла смена общественных формаций, исчезла коммунистическая идеология. Рухнуло государство. Может, и традиционная семья рушится тоже?

– В развитии человека на первое место я бы поставила воспитание. На второе – образование. Видимо, ваш коллега на каком-то этапе упустил ребёнка. Не рассказывал добрых сказок. Не отвечал на вечные вопросы – почему солнце горячее, а снег белый и холодный. Откуда прилетают птицы и зачем приходит весна. Если позволите, опять приведу пример из собственной жизни. Когда я родилась, моим родителям было 22 и 23 года. Они окончили знаменитый нархоз и получили хорошее распределение. Надо было показывать себя, много работать. И потому они отдали меня на воспитание бабушке с дедушкой. Мне было семь ме-сяцев. До семи лет они меня воспитывали. Хорошая казахская традиция, которая не потеряла актуальности и сегодня. В меня заложили простые, но такие важные правила. Уважай старших. Береги младших. Берись за любую работу. В семь лет я была уже серьёзным и ответственным ребёнком. Самостоятельно делала уборку в доме.
Одиночество – его Отечество.

– А не возникало ли отчуждения с родителями?

– Нет. Потому что все субботы-воскресенья, все праздники мы проводили вместе. Более того, бабушка и дедушка ненавязчиво объясняли: «Ты не видишь родителей потому, что они за-ботятся о тебе. Родители должны много работать, чтобы у тебя была достойная жизнь. Чтобы ты получила хорошее образование и ни в чём не нуждалась». Поэтому я росла в любви к родителям, хотя видела их реже, чем хотелось. В казахских семьях так было испокон веков. И очень жаль, что сегодня во многих городских семьях по-другому. Когда я пошла в школу, и родители подхватили эстафету моего воспитания, я ощутила всю полноту их любви, которую они не могли реализовать до конца все эти шесть с половиной лет. Я не помню, чтобы меня ругали или наказывали. А если я делала ошибки, мы их обсуждали на семейном совете и сообща искали выход из положения.

Но вы правы: одиночество молодых людей – это серьёзная проблема. Часто разговариваешь с ровесниками и понимаешь: родители и дети – сами по себе. Обсудить какие-то проблемы вместе, поговорить по душам – не получается. Порой для молодого человека интернет заменяет родителей, друзей и даже любимую девушку. Как исправить положение? На мой взгляд, есть несколько простых рецептов. Один из них: ужинать вместе. Обсуждать прошедший день.

– Сегодняшнее молодое поколение, юноши и девушки до 25 лет – это «дети Назарбаева». Они не знают другого государства. Только то, которым руководил и руководит один человек. Но ведь молодость – это время перемен. Нет ли здесь противоречия? Как молодёжь относится к главе государства?

- Знаете, всё познаётся в сравнении. Здравый смысл выше абстрактного стремления к переменам. Сегодня земной шар сократился до предела. Вчера во французских Альпах разбился самолёт. А сегодня по погибшим скорбит вся планета. Благодаря интернету и телеви-дению мы становимся современниками и соучастниками самых разных событий. В том числе и трагических. Скажите, какому нормальному человеку понравятся обстрелы и бомбёжки, кровь незнакомых людей и смерть близких. Мир и спокойную жизнь страны казахстанцы, в том числе и молодые, связывают с Нурсултаном Абишевичем. И это справедливо. Я хорошо помню, как я поступила на первый курс Казахского национального университета. Это был год выборов президента. И он должен был приехать к нам. Студенты стали стекаться в зал задолго до назначенного часа. И когда он приехал, то долго не мог начать встречу из-за оваций. Нет, это не было обожествление или слепое почитание. Это был разговор мудрого отца со своими детьми. Я смотрела то на Нурсултана Абишевича, то на зал. Мне запомнились каждый его жест, его интонации, умение владеть аудиторией. (Теперь я понимаю, что во мне уже тогда зарождался политолог). Чего удалось добиться стране за четверть века? Главное – мира и стабильности. Для молодёжи это возможность получить хорошее образование, посмотреть зарубежные страны – по программе «Болашак». Посмотреть, как живут люди на разных континентах. Что надо сделать, чтобы изменить нашу жизнь к лучшему. Мы открытая страна с рыночной экономикой – вот что важно для молодёжи. Со всеми плюсами и минусами.

– А вам не кажется, что молодёжь оттеснена от решения насущных проблем и поэтому аполитична?

– Чрезмерная политизированность молодёжи грозит бедой. Её энергию и силу надо направлять в русло созидания, а не разрушения. Реальность Казахстана такова: я могу заре-гистрироваться на сайте любого министерства и ведомства, выслать резюме. Меня включат в резерв. Сейчас эта система вполне прозрачна. Я могу следить, как продвигается очередь. Это же реальный шанс поступить на государственную службу. Сегодня большая потребность в молодых грамотных кадрах. Согласитесь, это вполне демократично. Самое главное – у человека есть выбор. Не надо «отрабатывать» три года. Как это было в советское время.

Вклад в будущее

– Я тоже за стабильность. Когда страна воюет, не хватает самого необходимого, как на юго-востоке Украины, – хлеба, молока, лекарств – о чём можно говорить. Но давайте задумаемся над одним парадоксом. Спокойная мирная жизнь рано или поздно может привести к застою. Чиновники укореняются на своих местах. Общество разъедает коррупция, о чём с тревогой говорил и сам президент. Да и мировые правозащитные организации по этому поводу нелестно высказываются о нашей стране. Какой же выход?

– Казахстан – страна во многом традиционная и даже в чём-то патриархальная. Особенно в селе. Уважение к старшим порой причудливо перетекает в культ «агашек». Есть ли у молодых шанс изменить страну? Думаю, что да. В меня вселяет надежду тот неоспоримый факт, что президент страны постоянно подчеркивает: без заботы о молодых у нас нет будущего. Я чувствую это и на собственном примере. Три года назад нас, десятерых выпускников факультета философии и политологии Казахского национального университета имени Аль-Фараби взяли на работу в Институт философии, политологии и религиоведения Комитета по науке Министерства образования и науки Республики Казахстан. После развала Советского Союза наука переживала не лучшие времена. Была нарушена преемственность поколений. Практически все учёные института почтенного возраста. На стороне ветеранов огромный опыт и хорошее знание жизни. На нашей – знание трёх языков, компьютера, мобильность, желание свернуть горы. Мы старались. И сейчас работаем с полной отдачей. А когда ещё можно проявить себя как не в молодости, когда есть страсть к творчеству и желание стать успешным?

Хочу сказать, что с первых дней мы постоянно чувствуем поддержку наших старших то-варищей. Хотя справедливости ради надо сказать: тепличных условий нам никто не создавал. Если мы демонстрировали свою некомпетентность, старшие коллеги деликатно давали понять: ребята, надо подтянуться. Мы вместе обсуждали перспективы возможного роста. И сегодня добились первых успехов. Четверо молодых учёных защитили докторские диссертации. Надеемся, что ещё четверо преодолеют эту высоту. Мы создали Совет молодых учёных, который в 2014 году стал победителем республиканского конкурса «Лучший Совет молодых учёных в научных организациях и высших учебных заведениях Республики Казахстан». Конкурс был организован Фондом Первого Президента Республики Казахстан – Лидера нации. Мы участвуем в научных исследованиях, выступаем на международных конференциях, общественно значимых форумах, в СМИ. Руководство нашего института решило продолжить рубрику «Философская гостиная». Открыть новый цикл публикаций доверено мне. Это не только высокая честь и безусловное достижение, но и аванс на будущее.

– Мы тянемся к Европе, но по менталитету ближе к Азии, которая даёт нам удивительные при-меры преобразований общества. Недавняя смерть Ли Куан Ю, бывшего премьера Сингапура, дала повод для новых публикаций об этой стране. Приняв коррумпированное, слабое государство с отсталой экономикой, этот политик превратил его в цивилизованную, мощную в технологическом и политическом смысле страну. Насколько я знаю, вы не раз бывали в Южной Корее. Какие впечатления от молодёжной политики в этой стране?

– Я проходила стажировки в четырёх разных университетах. В том числе и в одном из самых престижных – Донгук. Мне показалось, что в Южной Корее молодые люди более са-мостоятельные, нежели у нас. Вероятно, сказалось влияние американцев. Государство практически не занимается трудоустройством выпускников вузов. Не подыскивает им жильё. Это одна из причин того, что корейцы поздно женятся. А кореянки поздно рожают – в 35 лет. А до этого они делают карьеру. Если у молодого человека нет собственного жилья, он не может считаться серьёзным женихом.

– А если дом приобретён в кредит?

– Тогда у молодого человека должно быть хорошее образование, хорошая работа и перспектива роста по службе. Иначе свадьбе не бывать. Конечно, в каждом правиле бывают ис-ключения, но общая схема такова. К слову, высшее образование у корейцев не такое доступное, как у нас. В Казахстане до 70 процентов учатся на гранты. А в Южной Корее нередко можно встретить молодого человека, который после школы берётся за любую, самую грязную и тяжёлую работу. Откладывает каждую вону. И только в 25 лет поступает в университет.

– Наделало немало шума предложение известного казахстанского политика Бырганым Айтимовой, которая предложила молодым людям брать кредит для того, чтобы расплатиться за учёбу. Казахстанская пресса привела десятки контраргументов, почему этого якобы делать нельзя. А ведь Бырганым Сариевна, бывший министр, посол, постпред Казахстана в ООН и нынешний сенатор не сказала ничего нового. Так поступают во многих развитых странах.

– Общество у нас к этому не готово. Взять кредит на развитие бизнеса – да. Чтобы купить дом – разумеется. Провести той – безусловно. Но что касается высшего образования, то тут возникают сомнения. Пусть о моём сыне или дочери позаботится государство. А почему, собственно? Ведь инвестиции в образование детей – это самый выгодный вклад в их будущее. Понятно, государство должно предоставлять гранты. Но только самым талантливым и способным, как это и делается на Западе. При этом надо более точечно и предметно сотрудничать с различными международными организациями, которые выделяют солидные средства для поддержки способных молодых людей, проживающих в третьих странах. Но опять-таки, юноши и девушки должны обладать определённым уровнем подготовки. Никто не станет рассматривать вашу заявку только потому, что соискатель – гражданин Казахстана. Мне кажется, госпожа Айтимова просто опередила время. Пройдёт время, может быть, десять- двадцать лет, и люди начнут вкладывать кредитные средства в обучение своих детей. Вполне вероятно, что для этого понадобится соответствующая подготовительная работа. Необходимо разъяснять населению все выгоды таких инвестиций. Процентная ставка в этом случае должна быть минимальной. Банки тоже должны сознавать социальную ответственность перед подрастающим поколением и обществом в целом.

…И блеск в глазах!

– Шолпан Мулькимановна, хочу задать вам ещё один деликатный вопрос, который давно не даёт мне покоя. Вот уже четверть века государство способствует переселению этнических казахов из соседних стран в Казахстан. По некоторым данным, из 17 миллионов человек, проживающих в республике, один миллион – недавние переселенцы. Среди них немало молодых людей. Им непросто влиться в наше общество, которое ещё во многом остаётся двуязычным. Они не умеют писать на современном казахском языке, для которого используется кириллица. Они не знакомы со многими обычаями и традициями многонационального Казахстана. Как вы думаете, что необходимо сделать для их интеграции? Ведь если оралманы останутся жить в своём замкнутом мире, страна может получить анклавы, где будут процветать архаичные правила и законы. А угроза исламского фундаментализма окажется как никогда реальной…

– В Государственной программе по молодёжной политике проблемы переселенцев отдельно не выделяются. Но они существуют. И их надо решать. В дальнейшем, я думаю, следует разработать уточнения по поводу оралманов в общую Государственную программу. Разработать концепцию. Привлечь под это бюджетные деньги и средства спонсоров. Надо учесть специфику государств, откуда к нам приезжают люди. Быть может, по согласованию с руководством этих стран открыть консультационные пункты по проблемам переселения. Переезд в новую для тебя страну – ответственный шаг. Человек должен к нему серьёзно подготовиться. Он должен всё взвесить и сопоставить. Должен ясно представлять все плюсы и минусы такого решения. Вместе с тем, я считаю, что излишняя опёка и заорганизованность в этом вопросе могут помешать делу. Молодые люди, которые возвращаются на этническую родину, должны понимать: они получили исключительный шанс – начать новую жизнь. И потому могут проявить свои лучшие качества, зарекомендовать себя с лучшей стороны. Ещё раз хочу вернуться к нашему «десанту» из десяти выпускников Казахского национального университета имени Аль-Фараби в Институт философии, политологии и религиоведения. Это была своеобразная эмиграция в «Страну взрослых». Мы не рассчитывали получить скидку на молодость. За три года каждый старался показать, на что он способен. Кто-то совершенствовался переводами на казахский язык. Кто-то проявил себя способным организатором. А кто-то без устали трудился за компьютером, зарывался в первоисточники, чтобы подготовить полноценную публикацию для монографии. Вот так и с нашими зарубежными соотечественниками. До них надо донести в общем-то простую мысль: твори, предлагай, пробуй! Наша общая Родина должна стать конкурентоспособной. Поэтому конкурентоспособным должен быть каждый её гражданин.

Но всё вышесказанное не отменяет внимания государства к своим новым гражданам. Мне думается, что совершенно правильно поступают в тех акиматах, где создают консультационные пункты для приезжих, чтобы они могли сориентироваться в незнакомой для них среде. Следует поощрять создание общественных организаций, в том числе и молодёжных, которые могут стать составной и неотъемлемой частью гражданского общества.

– И последний вопрос, как вы относитесь к известной поговорке: «Молодость – это недостаток, который быстро проходит»?

– Эта пословица устарела. Если человек занимается любимым делом, работает во благо общества, он будет оставаться молодым неизмеримо долго. В человеке должен быть стержень, который не даст ему прогнуться и согнуться. Не так давно по российским каналам прошли передачи, посвящённые 90-летию Эрнста Неизвестного. Потрясающая жизнь! Художник, который посмел бросить вызов всесильному Хрущёву на той самой скандальной выставке советских авангардистов, которую потом назовут «бульдозерной». Скульптор, который изваял памятник разжалованному и снятому со всех постов политику. Вы всмотритесь в глаза сегодняшнего Неизвестного! Сколько в них блеска, жажды жизни и творчества, самоиронии. Это же глаза молодого человека. Вы посмотрите на его сильные руки, которые не устали от работы. Разве это руки немощного старца? Нет, нет и нет!


Беседовал ВИКТОР ИСТОМИН

http://www.gazeta-vesmir.com